Вторник, 24 мая

Интервью директора Департамента Северной Америки МИД России А.Н.Дарчиева информационному агентству «Интерфакс»

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Вопрос: Можно ли говорить о том, что США своими действиями и реакцией на начало специальной военной операции российских Вооруженных Сил по защите ЛНР и ДНР фактически разрушили политическую и экономическую составляющую российско-американских отношений?

Ответ: Именно Вашингтон своими враждебными действиями и высокомерным пренебрежением к российским требованиям предоставить юридически обязывающие гарантии безопасности, включая нерасширение НАТО, неразмещение ударных вооружений вблизи наших границ и возврат военного потенциала альянса к состоянию на 1997 г., подвел российско-американские отношения, по сути, к точке невозврата. Накачка режима в Киеве западным оружием и попустительство США его ставке на силовое решение проблемы Донбасса не оставили нам выбора, кроме взятия под защиту ДНР и ЛНР.

Понятно, что Украина, которую ее обанкротившиеся правители ввергли в катастрофу, для США лишь инструмент в геополитическом противостоянии с Россией. В этом контексте символично прозвучало пафосное заявление Дж.Байдена 24 февраля с.г., продиктованное, похоже, досадой на то, что Москва не дала растоптать Донбасс и превратить украинскую территорию в район передового базирования НАТО, о «полном разрыве» российско-американских отношений. Видимо, Вашингтону потребуется время, чтобы привыкнуть к тому, что его гегемония осталась в прошлом, и придется считаться с национальными интересами России, у которой своя сфера влияния и ответственности.

Мы открыты для честного и взаимоуважительного диалога в такой степени, в какой к этому будут готовы США. Возможно, стоило бы вспомнить о хорошо забытом принципе, работавшем в «холодную войну», – мирном сосуществовании, несмотря на разделяющие нас ценности и идеалы, которые не должны навязываться друг другу. Как не должен насаждаться и пресловутый «миропорядок, основанный на правилах» вкупе с отрицающими традиционную мораль и нравственность «прогрессивными» нормами.

Если отталкиваться от такого понимания базисной основы двусторонних отношений, учитывая особую ответственность России и США как ядерных сверхдержав за судьбы мира, то остается надежда, что нормальность между нашими странами восстановится. Но это, разумеется, требует встречного движения с обеих сторон. Повторюсь, что мы к такой взаимности готовы.

Вопрос: Насколько близко мы сейчас подошли в отношениях с США и Канадой к возможности разрыва дипотношений? Экономические санкции Вашингтона оставляют возможность финансирования наших загранучреждений в США, или им грозит закрытие? Примем ли мы в таком случае зеркальные меры в отношении американских загранучреждений в России?

Ответ: Преднамеренное ухудшение межгосударственных отношений – не наша тактика и не наш стиль. Вместе с тем, при выстраивании диалога с Вашингтоном и Оттавой в любых обстоятельствах исходим из принципа взаимности. То есть действуем, как правило, по принципу «око за око», но не обязательно симметрично.

Сказанное в полной мере относится к обеспечению нормального функционирования диппредставительств двух стран. В Вашингтоне и Оттаве на рефлекторном уровне осознают, что любая рестриктивная мера против российских загранучреждений обернется аналогичными трудностями для их дипломатических миссий в России, которые они пока закрывать не собираются.

Конечно, нельзя исключать, что в русофобском раже наши оппоненты рискнут попробовать высечь себя, как унтер-офицерская вдова, понизив уровень дипломатического присутствия или выслав большинство дипломатов. Однако чувство самосохранения должно все-таки присутствовать, поэтому есть основания надеяться, что до худшего дело не дойдет.

Вопрос: Правильно ли мы понимаем, что сейчас на повестке дня отношений с американцами уже не стоит урегулирование визовых вопросов, и никаких экспертных консультаций ждать в обозримом будущем не приходится? Как наше посольство планирует выживать в нынешних условиях, когда воздушные пространства двух стран закрыты друг для друга?

Ответ: На всех уровнях регулярно поднимали и поднимаем перед американской стороной вопрос о необходимости возвращения к нормальности в наших консульско-визовых отношениях, включая возобновление полноценного визового обслуживания российских граждан на территории нашей страны, которое под надуманными предлогами было прекращено в мае прошлого года. Однако с учетом последнего развития событий вокруг Украины данная проблема перемещается в политическую плоскость как еще один элемент системного давления на Россию.

Решение США и других западных стран о закрытии воздушного пространства для российских самолетов, разумеется, вносит коррективы в повседневную дипломатическую жизнь. Ее неотъемлемая часть – международные авиаперелеты в рамках ротации сотрудников диппредставительств, доставка диппочты, участие делегаций в многосторонних мероприятиях и т.д. Видимо, придется какое-то время использовать альтернативные маршруты через третьи страны, воздержавшиеся от подобных дискриминационных ограничений.

Вопрос: Наше сотрудничество с США в тех вопросах, где оно в той или иной мере продолжалось, например, канал деконфликтинга в Сирии, сотрудничество в борьбе с терроризмом, на данный момент поставлено на паузу, или мы рассчитываем, что оно будет продолжаться, несмотря на нынешнюю ситуацию?

Ответ: Даже в острейшие кризисные периоды Россия неизменно и последовательно выступала за сохранение каналов конструктивного диалога в области международной безопасности и стратегической стабильности. И сейчас, несмотря на острейший кризис, мы ведем подготовку к предстоящей весенней сессии Двусторонней консультативной комиссии по Договору о СНВ.

Разумеется, это в полной мере относится и к совместной работе по урегулированию многочисленных региональных конфликтов. К примеру, в контексте Афганистана наши страны поддерживают регулярные контакты на уровне спецпредставителей, а также в рамках механизма «тройка плюс» (Россия-КНР-США с подключением Пакистана). Применительно же к Сирии у российских и американских военных налажены каналы для предотвращения инцидентов в ее воздушном пространстве. Можно также упомянуть о взаимодействии в перезапуске Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, из которого в свое время вышла Администрация Д.Трампа.

Вопрос: США сейчас грозят удушающими санкциями, в том числе в отношении энергетического сектора нашей страны. Eсть ли у нас свои рычаги воздействия в таком случае, и могут ли они привести к полному разрыву отношений с Вашингтоном? Eсть ли та «красная черта» в санкциях, после которой поддержание дипломатических и иных отношений станет просто невозможным?

Ответ: Мы уже длительное время живем в условиях санкций, которые фактически никогда не прекращались, а с 2014 г. приобрели характер постоянно накатывающихся волн – их уже насчитывается более сотни. Налицо попытка Вашингтона остановить наше развитие, нанести «неприемлемый ущерб» российской экономике.

Несмотря на очевидную тщетность подобных усилий с целью «разорвать в клочья» экономические основы существования нашего государства, в США продолжают цепляться за единственный остающийся у них действенный рычаг, уступая России в военно-политической сфере, а Китаю – в глобальной экономике.

Мы доказали, что при всех санкционных издержках способны минимизировать наносимый ущерб, переориентируясь на внутренний рынок и торговых партнеров из третьих стран, а также существенно уменьшая зависимость от доллара, неуклонно теряющего свои доминирующие позиции в мировой финансовой системе. И уж тем более санкционный прессинг не способен заставить нас изменить внешнеполитический курс и поступиться, в отличие от союзников и клиентов США, хотя бы малой толикой национального достоинства и суверенитета.

В конечном счете, Россия в состоянии противостоять любому давлению. Мы прекрасно понимали и готовились к тому, что нам придется полагаться на собственные силы. При этом у нас есть друзья, союзники, а также немало партнеров на международной арене, которые, несмотря на прессинг со стороны США, не утратили способности руководствоваться своими интересами. Вопреки санкционным потугам Вашингтона, мы выстоим и станем еще сильнее, сделав нашу экономическую систему по-настоящему независимой.

Вопрос: В сухом остатке, что у нас остается сейчас в отношениях с США и Канадой? Нужно ли готовиться к введению режима «железного занавеса»?

Ответ: Вновь отмечу, что нынешняя напряженная ситуация в отношениях с Вашингтоном и Оттавой сложилась не сегодня и не вчера. На протяжении последних восьми лет – с момента исторического воссоединения Крыма с Россией – США и Канада в унисон нагнетали русофобскую истерию, обкладывали нас разного рода персональными и секторальными санкциями, делали все возможное, чтобы отмобилизовать международное сообщество на изоляцию нашей страны.

Если до сих пор приходилось констатировать, что российско-американские и российско-канадские отношения находятся на низшей точке со времен «холодной войны», то сейчас, как говорится, они опустились «ниже плинтуса». Нас обносят заградительными барьерами в попытке разрушить российскую государственность, выстраивая сценарии «смены режима». Именно для этого и были срежиссированы майдан и госпереворот на Украине, повлекшие за собой народное восстание на Донбассе и военное освоение украинской территории странами НАТО с обустройством ее в качестве передового плацдарма «подскока» к России.

Как заметил Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров в недавнем интервью телеканалу «Аль-Джазира», «железный занавес» – это удел тех, кто мыслит категориями колониализма. На Западе никак не поймут, что мир изменился, пытаются и дальше жить в комфортной для себя нише либерального глобализма. Получается так, что не мы, а США и их вассалы стремятся отгородиться от России, которая призывает к открытости и диалогу, расширению контактов между обществами и людьми, свободной торговле, развитию инвестиционно-финансовых и деловых связей. Правда за нами.

Источник: https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1803493/

Share.

About Author

Leave A Reply