Пятница, 20 мая

Интервью заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации О.В.Сыромолотова информационному агентству ТАСС

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Вопрос: Как сейчас идет диалог с США по антитеррору? Насколько он успешен? Есть ли надежда, что практика очных регулярных консультаций по данной проблематике может быть возобновлена в ближайшем будущем?

Ответ: Вынуждены констатировать отсутствие каких-либо подвижек в вопросе возобновления межведомственного диалога между Россией и США, который осуществлялся в 2018-2019 гг. под эгидой внешнеполитических ведомств и, по нашим оценкам, был весьма динамичен, полезен и продуктивен. Инициирование его приостановки со стороны американцев под надуманным предлогом может вызывать только сожаление. На данный момент сигналов к какому-либо изменению ситуации мы не получаем. Безусловно, возможность полноценного диалога в сфере антитеррора сложно рассматривать в отрыве от общего контекста двусторонних отношений между нашими странами. Тем не менее важность такого российско-американского взаимодействия, его объективную необходимость сложно переоценить. Его пробуксовка может быть выгодна лишь террористическим группировкам. Однако это не улица с односторонним движением, и здесь необходима политическая воля с обеих сторон. Мы уже неоднократно говорили о том, что Москва не может быть заинтересована в диалоге больше, чем Вашингтон, и продолжаем придерживаться этой позиции.

Вопрос: В декабре 2021 г. специальный представитель Президента Российской Федерации по сирийскому урегулированию А.Л.Лаврентьев заявил, что Москва фиксирует рост террористической активности практически по всей территории САР. Располагает ли Москва информацией о подготовке новых провокаций боевиков с использованием химоружия в Сирии?

Ответ: При решающем вкладе России международному терроризму в Сирии было нанесено решительное поражение. Сейчас ситуация в сфере безопасности в целом контролируется властями САР. Однако, несмотря на прилагаемые ими энергичные усилия, в стране по-прежнему сохраняется высокий уровень террористической угрозы. Одним из наиболее резонансных терактов в последние годы стал подрыв автобуса в центре Дамаска 20 октября 2021 г., жертвами которого стали 14 сирийских военнослужащих.

Целями вылазок терподполья, как правило, становятся представители органов государственной власти и силовых структур, бывшие участники незаконных вооруженных формирований, которые прошли процедуру «урегулирования юридического статуса» и приняли сознательное решение вернуться к мирной жизни. Совершаются диверсии и нападения на объекты социально-экономической инфраструктуры САР.

Излюбленным методом террористов стали, как было верно отмечено, инсценировки применения химического оружия с целью последующего возложения ответственности на правительственные войска. Сообщения об их подготовке продолжают регулярно поступать нам по различным каналам.

При этом в действительности наибольшую озабоченность у нас вызывает складывающаяся обстановка на неподконтрольных властям территориях, в частности в Идлибе, а также Заевфратье и Ат-Танфе, где сохраняется незаконное военное присутствие американцев. Наглядным свидетельством того, что именно оттуда исходит главная угроза международного терроризма, стала недавняя операция США по ликвидации в Идлибской зоне деэскалации главаря ИГИЛ Абу И. аль-Курейши.

Можно вспомнить и резонансное нападение в конце января с.г. боевиков «Исламского государства» на охраняемую курдскими Сирийскими демократическими силами тюрьму Эс-Синаа в Хасеке на северо-востоке САР. В результате на свободе оказались несколько сотен опасных террористов. Все эти факты указывают на необходимость скорейшего восстановления контроля сирийского правительства на всей территории страны и налаживания эффективного международного сотрудничества с Дамаском в антитеррористической сфере.

Вопрос: В августе прошлого года Движение талибов пришло к власти в Афганистане. Талибы не раз заявляли, что готовы бороться с террористами, но из-за заморозки финансовых активов их потенциал ослабевает. Как в Москве сейчас оценивают состояние дел в этой стране? Ведутся ли контакты между Россией и представителями талибов по борьбе с террористической угрозой?

Ответ: Отмечаем усилия новых афганских властей по поддержанию военно-политической стабильности и безопасности, а также налаживанию социально-экономической ситуации в стране. В контактах с новым режимом обращаем его внимание на важность борьбы с террористической и наркотической угрозами, исходящими с афганской территории.

У талибских властей уже есть положительные результаты борьбы с террористическими группировками на территории Афганистана. В частности, в январе 2022 г. был ликвидирован бывший главарь афганской терячейки ИГИЛ Фаруки, а также арестован ряд членов терорганизации «Хизб-ут-Тахрир» в провинции Тахар. А 6 февраля с.г. в восточной провинции Нангархар талибам сдались по меньшей мере 50 игиловцев. Надеемся, что новые власти будут и далее противодействовать активизации террористов в Афганистане.

Со своей стороны, готовы оказывать содействие в наращивании региональных усилий по укреплению безопасности в рамках таких многосторонних механизмов, как ШОС, ОДКБ и СНГ.

Вопрос: ОДКБ в январе с.г. оперативно отреагировала на террористическую угрозу в Казахстане. Но возникают большие опасения из-за того, что террористы могут внезапно появиться в большом количестве на пространстве Организации. После событий в Казахстане насколько эта угроза сведена к минимуму? Будет ли проводиться дальнейшая отработка таких сценариев и взаимодействие по укреплению силовых структур соседних, дружественных нам стран?

Ответ: Ситуация в сфере борьбы с терроризмом в Центральной Азии, где имеется значительное число «спящих» ячеек терорганизаций, остается весьма хрупкой. Это наглядно продемонстрировали недавние события в Казахстане, который в начале января с.г. столкнулся с беспрецедентным вызовом своей государственности, безопасности и суверенитету. Мирными протестами социально-экономического характера воспользовались силы, заинтересованные в насильственном захвате власти. Для этого им понадобилась дестабилизация внутриполитической ситуации в Республике Казахстан. По информации правоохранительных органов Казахстана, среди нападавших были лица иностранного происхождения, а также боевики, получившие опыт в зарубежных странах и «горячих точках». Речь идет о гибридной агрессии международных террористических банд, прошедших подготовку за рубежом.

Властям Казахстана совместно с оперативно развернутыми Коллективными миротворческими силами ОДКБ удалось в сжатые сроки нормализовать ситуацию, восстановить законность и правопорядок. Опыт успешной миротворческой операции будет тщательно проанализирован, в т.ч. для принятия превентивных мер на случай попыток повторения похожих «сюжетов» в других государствах зоны ответственности ОДКБ.

Опасений, что трагические события января в Казахстане могут повториться, у нас нет.

Поддерживаем Президента Казахстана К.-Ж.К.Токаева, который намерен провести тщательное расследование произошедшего и наказать организаторов этой бесчеловечной атаки на страну. Важно также найти и обезвредить всех боевиков, которые могут до сих пор скрываться на территории Казахстана. Кроме того, руководство страны запланировало ряд существенных реформ, в т.ч. в социально-экономической сфере. Это – движение в правильном направлении.

Эффективность задействования Коллективных миротворческих сил ОДКБ подтверждает востребованность тесного антитеррористического сотрудничества и координации между государствами – участниками действующих на постсоветском пространстве международных организаций. В этом контексте хотел бы подчеркнуть, что СНГ, государства – участники которого объединяют отношения стратегического партнерства, остается уникальной и весьма эффективной площадкой для доверительного профессионального обмена мнениями и совместных действий в сфере противодействия новым вызовам и угрозам безопасности. Этому, безусловно, способствует разработанная в СНГ солидная правовая база (порядка 20 договоров) по противодействию терроризму, а также соответствующая Программа сотрудничества государств – участников СНГ на 2020-2022 гг., включающая в себя взаимодействие со странами, не входящими в ОДКБ.

Вопрос: На Ваш взгляд, может ли потенциал ОДКБ быть использован для борьбы с террористической угрозой не только в странах Центральной Азии, но и в операциях ООН?

Ответ: Что же касается использования потенциала ОДКБ в операциях ООН, то в соответствии со статьей 1 Соглашения о порядке формирования и функционирования сил и средств системы коллективной безопасности ОДКБ от 10 декабря 2010 г. зоной ответственности Организации является только территория ее государств-членов.

Вопрос: Несмотря на непростые отношения с Евросоюзом, планируется ли проведение консультаций по антитеррористической проблематике как с Брюсселем, так и с отдельными членами ЕС?

Ответ: Контртеррористическое взаимодействие с Европейским союзом всегда рассматривалось нами в качестве направления международного сотрудничества, имеющего солидный объединительный потенциал и взаимную выгоду для его участников. Несмотря на неоднократные сбои в нашем регулярном диалоге, Россия оставалась привержена развитию равноправного сотрудничества и выступала за то, чтобы указанный формат не становился заложником политической конъюнктуры или изменчивых настроений. Однако вынуждены констатировать, что на сегодняшний день такое взаимодействие явно неудовлетворительное.

По итогам последнего раунда консультаций Россия – ЕС по вопросам борьбы с терроризмом, состоявшихся в Москве в 2019 г., были достигнуты договоренности о продолжении диалога в Брюсселе. По причине распространения коронавируса в 2020 г. встреча была перенесена до момента улучшения эпидемиологической обстановки. С тех пор есовские коллеги не спешат формулировать конкретные предложения на этот счет.

Создается впечатление, что наш диалог с Евросоюзом по антитеррору в очередной раз подвергся влиянию политических «флюгеров», несмотря на высказывания со стороны отдельных высокопоставленных брюссельских чиновников в поддержку идеи его восстановления.

Мы, со своей стороны, готовы к возобновлению консультаций с европейскими партнерами. Полагаем, что такое сотрудничество было бы востребовано в условиях нынешней существенной трансформации террористических вызовов и работало бы на обеспечение безопасности граждан ЕС и России. Кроме того, практическому результату послужил бы обмен оценками и информацией в отношении террористических угроз в глобальном и региональном масштабах.

Что касается взаимодействия по антитеррору со странами – членами Евросоюза в двустороннем формате, то мы поддерживаем с рядом государств конструктивный и регулярный диалог.

Так, например, в прошлом году состоялись заседания российско-испанской межведомственной рабочей группы по противодействию терроризму (Мадрид, 14 мая 2021 г.), подгруппы по противодействию терроризму, наркоугрозе и оргпреступности российско-германской рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности (Берлин, 2 сентября 2021 г.), российско-французской рабочей группы по борьбе с новыми вызовами и угрозами (Москва, 19 октября 2021 г.) и российско-итальянской рабочей группы по борьбе с новыми вызовами и угрозами (Москва, 24 ноября 2021 г.). Надеемся, что в нынешнем году такие консультации будут продолжены.

Вопрос: Дали ли переговоры глав МИД России и Чада толчок к разрешению проблемы террористических группировок в районе озера Чад? Планируются ли новые соглашения в военно-технической сфере между Москвой и Нджаменой? Планируется ли это обсудить на грядущем саммите Россия – Африка или до него?

Ответ: Российская Федерация поддерживает дружественные отношения с Республикой Чад. В настоящее время эта страна переживает непростой период своей истории. Тем не менее диалог с Нджаменой продолжается, свидетельством чего стали состоявшиеся 7 декабря прошлого года в Москве переговоры Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова с Министром иностранных дел, африканской интеграции и по делам чадцев за рубежом Республики Чад М.З.Шерифом. Главы внешнеполитических ведомств обсудили широкий круг вопросов двустороннего сотрудничества, включая углубление политического диалога, укрепление торгово-экономических и гуманитарных связей. Кроме того, была затронута проблематика противодействия террористической угрозе в районе бассейна озера Чад. С обеих сторон было подтверждено намерение продолжить взаимодействие на антитеррористическом треке.

Российская Федерация в качестве постоянного члена СБ ООН поддерживает усилия Чада, входящего в состав «Сахельской пятерки» и Комиссии бассейна озера Чад, на этом направлении. В двустороннем плане также оказываем содействие Нджамене в устранении террористической угрозы, в т.ч. за счет подготовки военнослужащих и сотрудников полиции. Готовы рассмотреть инициативные предложения чадских партнеров по расширению сотрудничества в профильной сфере.

Что касается грядущего саммита Россия – Африка, то это мероприятие будет посвящено укреплению взаимодействия нашей страны с государствами всего континента и ведущими африканскими субрегиональными организациями в политической, торгово-экономической, научно-технической, гуманитарной и других областях. В рамках данного форума не предусматривается обсуждение вопросов военно-технического сотрудничества.

Вопрос: Какие каналы коммуникации, многосторонние или двусторонние, наиболее эффективны для диалога по антитеррору? Какие многосторонние площадки для контактов по этой теме сейчас удается использовать наиболее продуктивно?

Ответ: В работе на антитеррористическом направлении по-своему эффективны как двусторонние, так и многосторонние каналы. Регулярно проходящие межведомственные консультации в двустороннем формате полезны с точки зрения изучения и понимания национальной специфики других стран в усилиях по профилактике и противодействию теругрозе, а также предметного и откровенного обмена опытом и наилучшими практиками в указанной сфере. При этом практическое взаимодействие спецслужб нацелено на обмен данными в отношении конкретных лиц, замешанных в террористической деятельности, их задержание и привлечение к ответственности.

Многосторонние площадки служат прежде всего для выработки единых подходов международного сообщества к борьбе с терроризмом. Центральную и координирующую роль в этих усилиях играет Организация Объединенных Наций. В Генассамблее ООН (ГА) государства на двухгодичной основе проводят обзор Глобальной контртеррористической стратегии ООН, согласовывая соответствующую резолюцию ГА (последняя принята единогласно 30 июня 2021 г.). Совет Безопасности ООН уделяет пристальное внимание угрозам, исходящим от террористов в различных странах и регионах мира, в т.ч. в рамках работы таких его вспомогательных органов, как Комитет СБ ООН 1267/1989/2253 по санкциям в отношении ИГИЛ и «Аль-Каиды», а также Контртеррористический комитет СБ ООН.

Кроме того, активно развиваем взаимодействие в рамках БРИКС, где нам удается выходить на согласование общих подходов и взглядов на борьбу с международным терроризмом. Так, в 2020 г. под российским председательством была принята Антитеррористическая стратегия «пятерки», а в прошлом году – План действий по ее практической реализации.

Не теряют актуальности и дискуссии по антитеррору в рамках Совета Европы, где данная тематика, несмотря на существующие разногласия по другим, более политизированным вопросам, по-прежнему сохраняет объединительный потенциал в общеевропейской повестке дня.

Ключевые проблемы контртерроризма обсуждаются также в рамках ОБСЕ, имеющей немалый потенциал в этой сфере. В последние несколько лет российская сторона успешно задействовала площадку антитеррористических конференций ОБСЕ для продвижения наших основополагающих позиций в антитерроре и международных контртеррористических инициатив.

Однако в настоящий момент с сожалением констатируем, что эта масштабная региональная организация оказалась неспособной эффективно реагировать на трансграничные вызовы безопасности, включая антитеррор, из-за односторонних подходов ряда стран, насаждения спорных неконсенсусных концепций, которые объективно расшатывают современную международно-правовую систему и создают опасные предпосылки для вмешательства во внутренние дела государств. Кроме того, наблюдаем попытки перефокусировать практическую работу ОБСЕ на искусственно выпячиваемые гендерные и правозащитные аспекты, что не может не сказываться на ее эффективности.

Вопрос: Олег Владимирович, позвольте поздравить Вас с Днем дипломатического работника. В МИД России Вы занимаетесь антитеррористической проблематикой, и эта угроза не ослабевает. Какие качества, на Ваш взгляд, требуются специалистам, в т.ч. начинающим дипломатам, чтобы работать на этом направлении?

Ответ: Благодарю Вас за поздравления! По большому счету, набор требований к дипломатам, работающим на направлении международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, мало чем отличается от общепринятых профессиональных и деловых качеств, которыми должен обладать сотрудник дипслужбы.

Помимо широкой эрудиции и владения иностранными языками, в первую очередь английским, это глубокое понимание основ внутренней и внешней политики государства, задач развития своей страны и ее внешнеполитических интересов с акцентом на конкретную проблематику, которой занимается каждый отдельный дипломат.

Безусловно, на контртеррористическом треке есть своя специфика, заключающаяся в тесном взаимодействии с соответствующими министерствами и ведомствами, которые по факту определяют основные векторы развития национальной политики в сфере борьбы с терроризмом и осуществляют практическую деятельность в этой области.

Задача дипломатов в данной связи состоит как в координации межведомственного взаимодействия с иностранными партнерами, так и в продвижении российских интересов на многосторонних площадках, в т.ч. при согласовании антитеррористических документов. Здесь важно не только владение материалом, знание практически наизусть профильных ооновских документов, включая резолюции СБ ООН, но и способность отстаивания национальных позиций, понимание приоритетов других делегаций, умение находить точки соприкосновения между подходами разных стран, которые могут в корне отличаться, и компромиссные развязки. От этого во многом зависит возможность выработки единых подходов государств в противодействии общей глобальной угрозе, какой является терроризм.

Источник: https://mid.ru/ru/detail-material-page/1798932/

Share.

About Author

Leave A Reply