Понедельник, 27 июня

Интервью заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации О.В.Сыромолотова информационному агентству ТАСС, 26 мая 2022 года

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Вопрос: Существуют ли опасения относительно возможного въезда в Россию украинских криминальных элементов, например, с территории стран СНГ? Какие шаги предпринимает российский МИД по дипломатическим каналам, чтобы не допустить подобного развития ситуации?

Ответ: Украинские криминальные элементы, находящиеся на территории стран СНГ, в целях реализации своих преступных замыслов действительно могут попытаться проникнуть в Российскую Федерацию. Такая опасность существует, и о ней прекрасно известно нашим правоохранительным органам. Осуществляя прямое взаимодействие с коллегами из государств Содружества, они принимают все необходимые меры для того, чтобы выявить и предотвратить подобные угрозы.

МИД России, в свою очередь, также находится в тесном контакте с внешнеполитическими ведомствами стран СНГ. В случае появления какой-либо информации, имеющей ценность с точки зрения общей борьбы с иностранными криминальными структурами, в том числе и украинскими, незамедлительно делимся ею с нашими партнерами.

Вопрос: С начала специальной военной операции атаки на российские Интернет-ресурсы участились и стали даже более заметными. Это касается кибератак на ряд госструктур, СМИ и т.д., например, видеохостинг Rutube. Как Вы считаете, данные акции носят скоординированный характер? Насколько хорошо защищены наши сетевые ресурсы от нападений?

Ответ: В том, что эти преступные акции носят скоординированный характер, нет абсолютно никаких сомнений. Об этом в открытую говорят их инициаторы. Так, в конце апреля вице-премьер, министр цифровой трансформации Украины М.Федоров в интервью западным СМИ утверждал, что создал «первую в мире киберармию в составе около 300 тыс. специалистов», которая причастна к организации хакерских атак против российских и белорусских предприятий и учреждений.

Говоря о степени защищенности российских сетевых ресурсов от нападений, хотел бы отметить, что, согласно составляемому ООН Глобальному индексу кибербезопасности, Россия по этому показателю входит в первую пятерку государств мира. В нынешних условиях Правительство Российской Федерации прилагает необходимые комплексные усилия, направленные на обеспечение неприступности наших «цифровых рубежей». В начале мая 2022 г. Президент Российской Федерации В.В.Путин подписал Указ «О дополнительных мерах по обеспечению информационной безопасности России», призванный повысить уровень защищенности информационных систем государственных ведомств, регионов, госкорпораций и стратегических предприятий. Последовательно продолжается реализация федерального проекта «Информационная безопасность» (запущен в 2019 г.).

Важно, что за годы антироссийских санкций и на фоне многочисленных кибернападений у нас сформировалась собственная отрасль информационной безопасности. Все типы противоправных действий, которые мы сейчас наблюдаем в информпространстве, хорошо известны нашим специалистам, а отечественные программные разработки, которые соответствуют мировому уровню, есть почти в каждом классе систем противодействия атакам.

Вопрос: Ранее Вы заявляли, что профессиональный и деполитизированный диалог России и США в области обеспечения международной информационной безопасности «способен приносить конкретные плоды». Как Вы оцениваете состояние этого диалога сейчас? Есть ли у него перспективы?

Ответ: На сегодняшний день констатируем отсутствие диалога с США по повестке международной информационной безопасности (МИБ). В марте 2022 г. без каких-либо пояснений Вашингтон в одностороннем порядке прекратил диалог по линии «Кремль-Белый дом», созданный в 2021 г. во исполнение женевских договоренностей президентов двух стран. Вместо поиска политико-дипломатических решений администрация США в тандеме с союзниками принялась штамповать громкие заявления о якобы противоправных действиях России в мировом информпространстве – разумеется, без каких-либо доказательств. Пытается выставить нас главным зачинщиком кибератак против «демократий».

Русофобской пропагандой США занимаются и на международных площадках. Тиражируя голословные обвинения, пытаются вытеснить нашу страну из ключевых переговорных механизмов. Цель – перехватить у России интеллектуальное лидерство в сфере информационной безопасности, отстранить нас от процесса согласования универсальных договоренностей. Свидетельство тому – отказ в выдаче виз руководящему составу делегации Российской Федерации для участия во второй сессии Рабочей группы ООН открытого состава по МИБ (Нью-Йорк, 28 марта – 1 апреля 2022 г.).

Саботируя двусторонний и многосторонний диалог по повестке безопасности ИКТ, Вашингтон подстрекает международный киберкриминал к компьютерным атакам против России. Наши специалисты ежедневно фиксируют беспрецедентное число таких нападений на объекты критической инфраструктуры нашей страны с территории западных государств. Ударам с применением информационно-коммуникационных технологий круглосуточно подвергаются российские государственные учреждения, объекты финансовой, медицинской, социальной инфраструктуры, СМИ.

Вашингтон наращивает военное освоение информпространства Украины. С его подачи в апреле 2022 г. представители «режима Зеленского», не являющегося участником НАТО, впервые участвовали в киберучениях альянса «Локд Шилдс», в ходе которых отрабатываются сценарии ведения кибервойны против России. При содействии Пентагона и спецслужб США мобилизована украинская «Ай-Ти армия» под задачу нанесения ущерба инфраструктуре России и ее союзников.

Прямо скажу – мы не испытываем иллюзий насчет готовности американской стороны к переговорам и выработке договоренностей в сфере МИБ. Для этого в Вашингтоне должна быть четко обозначена политическая воля. Как только это произойдет, за нами дело «не заржавеет». Надеюсь, что администрация США осознает всю опасность дальнейшей эскалации в информационном пространстве и безальтернативность поиска переговорных решений.

Вопрос: В связи с тем, что основное внимание российских спецслужб сейчас сосредоточено на ситуации на Украине, удается ли эффективно купировать теругрозы, исходящие из Афганистана и Центральной Азии?

Ответ: Возможности и потенциал российских спецслужб позволяют успешно противодействовать всем существующим и потенциальным угрозам, исходящим из Афганистана. У нас налажен хороший уровень взаимодействия по данному вопросу с нашими союзниками в Центральной Азии.

Деятельность тергруппировок в центральноазиатских государствах продолжает носить законспирированный характер – имеется значительное число «спящих» ячеек терорганизаций, джихадистами ведется активная пропагандистская и вербовочная работа в сети Интернет. Несмотря на это на постсоветском пространстве террористические угрозы в целом остаются под контролем правоохранительных органов.

Хотел бы отметить, что новые талибские власти самостоятельно проводят боевые операции против международных террористических объединений, укрывающихся на афганской территории, в том числе в северных провинциях, где в последние месяцы на границе с нашими центральноазиатскими союзниками наблюдается активизация деятельности целого ряда международных террористических организаций, в которых немало выходцев из стран СНГ. Речь идет о таких структурах, как «филиал» ИГИЛ – «Вилайят Хорасан», «Аль-Каида», «Лашкар-и-Тайба», «Исламское движение Узбекистана», «Исламское движение Восточного Туркестана», «Хизб ут-Тахрир».

Приветствуем определенные успехи Кабула в борьбе с тергруппировками. В наших контактах с афганским руководством призываем его к выполнению ранее взятых на себя обязательств по антитеррору. Эта проблематика также обсуждалась в ходе недавнего визита в Кабул российской межведомственной делегации (24 марта 2022 г.).

Исходим из того, что афганское руководство будет и дальше придерживаться линии на пресечение исходящих с территории страны угроз безопасности для его соседей и третьих стран, в первую очередь, для стратегически важного для нас региона Центральной Азии.

Вопрос: Продолжается ли в нынешних условиях диалог с Западом по борьбе с терроризмом и наркотрафиком в Афганистане, или Москве приходится рассчитывать в этой сфере только на партнеров по ОДКБ?

Ответ: Российская Федерация готова к диалогу с западными странами по Афганистану в области антитеррора и борьбы с наркотиками. С «гидрой» международного терроризма в последние годы сталкиваются многие государства. Главное, чтобы этот разговор выстраивался на равных условиях, без использования политики двойных стандартов, что как показывает, в частности, история афганского конфликта, особенно опасно.

Именно безответственная политика США привела к нынешнему плачевному состоянию афганской экономики. Подобная линия Вашингтона по отношению к Кабулу фактически напрямую препятствует стабилизации в Афганистане. В частности, подрываются усилия талибов в противодействии набирающим там оборот международным террористическим организациям.

Полагаем, что основную долю расходов по постконфликтному восстановлению должны нести Вашингтон и его партнеры по НАТО. В целях улучшения социально-экономической ситуации в Афганистане необходима скорейшая «разморозка» США и компанией афганских авуаров без каких-либо условий.

При этом хотел бы подчеркнуть, что российские подходы к международному сотрудничеству в сфере борьбы с терроризмом остаются неизменными. Готовы к конструктивному взаимодействию, в т.ч. с западными государствами, как в рамках профильных международных организаций, так и в двустороннем формате.

Что касается постсоветского пространства, то, помимо формата ОДКБ, весьма востребованными многосторонними механизмами межгосударственного взаимодействия в сфере антитеррора остаются Антитеррористический центр СНГ и Региональная антитеррористическая структура Шанхайской организации сотрудничества. Они осуществляют координирующие функции, анализируют поступающую информацию о состоянии, динамике и тенденциях распространения терроризма и экстремизма, под их эгидой проводятся многосторонние антитеррористические учения. Все это позволяет эффективно купировать теругрозы в зоне ответственности СНГ и ШОС.

Экспертный диалог по наркопроблематике вплоть до недавнего времени являлся одним из немногих направлений взаимодействия с Евросоюзом, которое не было подвержено политической конъюнктуре, даже когда практически все остальные сферы были свернуты по его инициативе. Межведомственные встречи не прекращались и в период пандемии, последний раунд прошел под словенским председательством в онлайн-формате в ноябре прошлого года. Интерес к этой тематике вполне обоснован. Контрабанда опиатов и метамфетамина из Афганистана остается общей угрозой для всего европейского пространства. Растут изъятия наркотиков по «северному» и «балканскому» маршрутам. Фиксируются новые пути и методы контрабанды через Кавказский и Причерноморский регионы. Все это, конечно же, требует консолидации усилий.

Оголтелая русофобия заставляет сейчас Брюссель вопреки здравой логике намеренно идти на слом многих полезных форматов антинаркотического сотрудничества, в том числе по Афганистану. Вынужденный выход Российской Федерации из Совета Европы привел к прекращению членства нашей страны в антинаркотической «Группе Помпиду». Евросоюз в одностороннем порядке приостановил экспертное взаимодействие и обмен информацией с нами по линии Европейского центра мониторинга наркотиков и наркомании. Проведение ежегодной антинаркотической конференции в рамках ОБСЕ перенесено на неопределенный срок.

Выглядит так, как будто после спешного вывода своих военных контингентов из Афганистана государства-члены НАТО пытаются уйти от ответственности за созданные ими за 20 лет пребывания там проблемы и переложить ее на другие страны.

Убеждены в деструктивности такого подхода. Он играет на руку только наркопреступникам, которые используют разлад в рядах государств для наращивания поставок наркотиков в Европу.

Россия от диалога не отказывается и настроена на взаимодействие по афганской наркопроблеме с заинтересованными странами на всех международных и региональных площадках. Ожидаем практического вклада в дискуссию по Афганистану от очередной встречи в рамках инициативы Парижского пакта, которая состоится 30-31 мая в Вене под эгидой ОБСЕ и Управления ООН по наркотикам и преступности и будет посвящена тематике незаконных финансовых потоков от афганского наркотрафика.

В русле Стратегии государственной антинаркотической политики на период до 2030 г. центральное внимание уделяем координации с нашими ближайшими союзниками в Центральной Азии и Закавказье. Главным стратегическим партнером по купированию афганского нарковызова остается ОДКБ. На этой неделе в Киргизии (г. Ош) проводится очередной этап региональной антинаркотической операции «Канал – Второй барьер», который наглядно демонстрирует готовность правоохранительных органов государств-членов ОДКБ оперативно реагировать на изменения внутриполитической ситуации в Афганистане.

Региональные усилия этим не ограничиваются. В последние годы заметно укрепился антинаркотический потенциал Шанхайской организации сотрудничества по координации позиций всех соседних с Афганистаном стран, испытывающих на себе последствия масштабного наркопроизводства. Планируется возобновление антинаркотической операции ШОС «Паутина» после вынужденного перерыва, связанного с пандемией COVID-19.

Афганская наркопроблематика играет все более осязаемую роль в работе Антинаркотической рабочей группы БРИКС, 6-е заседание которой состоялось 26 апреля 2022 г. в онлайн-формате.

Открыты к сотрудничеству с Афганистаном и с другими странами и организациями в противодействии исходящей с территории этой страны наркоопасности, которая представляет угрозу международному миру и стабильности.

Источник: https://mid.ru/ru/foreign_policy/news/1814931/

Share.

About Author

Leave A Reply