Понедельник, 27 июня

Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова телеканалу «RT Arabic», Москва, 26 мая 2022 года

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Вопрос: Ваш недавний визит в Алжир и Оман вызвал большой интерес. Как Вы оцениваете его итоги? Почему именно эти государства были выбраны для посещения?

С.В.Лавров: Мы общаемся со всеми заинтересованными странами. Что касается этого турне, то оно достаточно давно было запланировано. Уже какое-то время назад согласовали программу моих визитов и сроки.

В Алжире у нас состоялись хорошие и продолжительные переговоры с Президентом Алжирской Народной Демократической Республики А.Теббуном и с Министром иностранных дел Алжира Р.Ламамрой. Подчеркнули, что наши отношения долгие годы базировались на Декларации о стратегическом партнёрстве, которая была подписана президентами в 2001 г. С тех пор наши связи интенсивно, по-партнёрски и стратегически развивались в целом ряде областей. Это и регулярный политический диалог, торговля (в 2021 г. выросла на несколько процентов, превысив 3 млрд долларов, несмотря на пандемийные последствия), экономика, совместные инвестиции, работа в рамках ОПЕК+, Форума стран – экспортеров газа, богатые военно-технические связи, культурно-гуманитарные обмены.

Пришли к выводу (это была инициатива алжирской стороны), что наши отношения выходят на новое качество. Это следовало бы зафиксировать в документе, который уже начали готовить. Рассчитываем, что в ходе визита Президента Алжира А.Теббуна в Российскую Федерацию в соответствии с приглашением Президента России В.В.Путина, подпишем подобный документ.

Ценим, что страны арабского мира отказываются идти на поводу у Запада и объективно оценивают происходящее на Украине, понимая причины, приведшие к нынешней ситуации и заключающиеся в категорическом отказе наших западных коллег договариваться о равной и неделимой безопасности в нашем общем регионе, и не присоединяются к антироссийским санкциям.

Что касается Омана. Это был первый визит после вступления на престол нового Султана Хейсама бен Тарик Аль Саида, принявшего меня любезно и уделившего мне много времени. Особо оценил этот жест его Величества (протокольная практика султаната Оман не предполагает общения в таком формате с лицами на министерском уровне). Подробные переговоры показали, что у нас хороший потенциал для развития торгово-экономических связей. Хотим, чтобы они подтягивались к уровню нашего доверительного политического диалога. Есть немало возможностей в энергетической области, в информационно-коммуникационных технологиях. В сфере культуры у нас есть интересные проекты. Буквально в марте с.г. завершилась полугодовая выставка в Национальном музее Омана, посвящённая исламскому искусству в России. С 2015 г. тесно сотрудничают Эрмитаж и Национальный музей Омана. Оба этих музея развернули свои собственные экспозиции на территории музея-партнёра.

Считаю, что этот запланированный и состоявшийся в согласованные сроки визит в обе страны был весьма полезным.

Вопрос: Состоится ли визит на высшем уровне?

С.В.Лавров: Я уже сказал, что Президент России В.В.Путин в телефонном разговоре с Президентом Алжира А.Теббуном пригласил его посетить Российскую Федерацию. Сейчас готовим необходимые документы для такого визита.

Вопрос: А с Оманом?

С.В.Лавров: На данном этапе с Оманом не предусмотрено. Есть планы развивать практическое сотрудничество, готовить почву для того, чтобы это сотрудничество развивалось активнее и с большим результатом.

Вопрос: Будут ли дополнительные соглашения по военному сотрудничеству?

С.В.Лавров: У нас военно-техническое сотрудничество развивается со многими странами в соответствии с их пожеланиями. Всегда готовы рассматривать возможности укрепления их обороноспособности. Мы их рассматриваем по мере поступления соответствующих обращений.

Вопрос: Поскольку речь идёт об Алжире, он тоже производит и газ, и нефть. Страны ОПЕК+ проявили твердость в отношении согласованных ранее внутри этой организации позиций по параметрам нефтедобычи и ценообразования на рынке нефти. Есть ли у Вас уверенность в устойчивости позиции партнеров?

С.В.Лавров: Мы обсудили наше дальнейшее сотрудничество не только в рамках ОПЕК+, но и Форума стран – экспортеров газа (ФСЭГ). Туда тоже входят Россия и Алжир. Все без исключения участники ОПЕК+ и ФСЭГ публично подтверждают свою приверженность договорённостям, достигнутым в этих форматах, и своё намерение продолжать работать в этом направлении для стабилизации рынка энергоносителей.

Вопрос: Какой будет Ваш следующий визит?

С.В.Лавров: Следующий визит состоится уже скоро. 31 мая и 1 июня в соответствии с имеющимися приглашениями планирую посетить сначала Бахрейн. Затем 1 июня с.г. в Эр-Рияде состоится очередное заседание форума министров иностранных дел Россия-ССАГПЗ. Этот форум существует уже достаточно давно. Из-за пандемии был перерыв в наших встречах. Теперь наши друзья предложили такую практику возобновить. Помимо заседания Россия-ССАГПЗ будут ещё двусторонние встречи практически со всеми участниками этой структуры.

Вопрос: Как Вы оцениваете позицию арабских стран по украинскому кризису?

С.В.Лавров: Только что, отвечая на предыдущий вопрос, говорил, что все арабские страны занимают ответственную позицию. Это доказывает, что они опираются исключительно на свои национальные интересы и не готовы ими жертвовать ради чьих бы то ни было геополитических конъюнктурных авантюр. У нас взаимоуважительные отношения. С пониманием относимся к коренным интересам арабских стран в связи с угрозами их безопасности. Они отвечают нам взаимностью и понимают угрозы безопасности Российской Федерации, создаваемые Западом не одно десятилетие прямо на наших границах, пытаясь использовать Украину для сдерживания России и нанесения нам серьёзного ущерба.

Вопрос: Как Вы думаете, эти страны продолжать осуществлять такую политику, несмотря на давление на них Запада (особенно англосаксонского альянса)?

С.В.Лавров: Наглость англосаксонского альянса не знает пределов. В этом убеждаемся каждый день. Вместо того, чтобы следовать своим обязательствам по Уставу ООН и уважать (как там записано) суверенное равенство государств, отказываться от вмешательства в их внутренние дела, Запад на ежедневной основе через своих послов, эмиссаров в каждую, без исключения, столицу не только арабского мира, но и других регионов направляет ультиматумы, грубо шантажирует на основе неких субъективных ситуаций. Он прямо угрожает своим собеседникам, что они пожалеют и понесут наказание, если не присоединятся к санкциям против России. Это откровенное неуважение к суверенным государствам. Реакция, которую видим со стороны арабских стран и практически всех остальных государств Азии, Африки и Латинской Америки, показывает, что эти страны не хотят поступаться со своим национальным достоинством, бегая, как прислужники и выполняя задания «старших товарищей». Данная ситуация лишний раз показывает колониальное мышление. Повадки наших западных коллег никуда не исчезли. США и Европа в своём историческом стиле по-прежнему мыслят колониальными категориями, когда они могли диктовать всем остальным. Это плохо, печально и идёт против исторического процесса, объективно заключающегося в том, что сейчас формируется многополярный мир. У него несколько центров экономического роста, финансовой мощи, политического влияния. Всем уже понятно, что Китай и Индия – быстрорастущие экономики и влиятельные страны, так же как Бразилия и другие страны Латинской Америки. В Африке потенциал её колоссально богатейших природных ресурсов сдерживался колониалистами и в период неоколониализма, который ещё не закончился. Поэтому Африка сейчас тоже возвышает свой голос. Нет никаких сомнений, что одной из опор или одним из центров многополярного мира, формирующегося сейчас, объективно является арабский Восток.

Вопрос: Мы говорим о хороших отношениях между Россией, Китаем, Индией. Может ли из этих стран получиться альянс, который будет противостоять американской гегемонии?

С.В.Лавров: Никогда не создаём альянсы против кого бы там ни было, никогда не дружим с кем бы там ни было против кого-то ещё. У нас есть целая разветвлённая сеть партнёрских организаций, созданная много лет назад. Упомяну структуры, сформировавшиеся после распада Советского Союза – это СНГ, ОДКБ, ЕАЭС и – на более обширном геополитическом пространстве – ШОС, установившая и развивающая тесные связи с ЕАЭС, и в рамках сопряжения проектов евразийской интеграции с китайскими инициативами (инициативы «Пояса и Пути»). Подписано соглашение между ЕАЭС и КНР. Сопряжение всех этих интеграционных процессов охватывает всё больше и больше территорий. Например, помимо взаимодействия между ЕАЭС и ШОС, эти организации имеют меморандумы о взаимодействии с АСЕАН. Проект «Большая Евразия» (или «Большое евразийское партнёрство») должен охватывать весь евразийский континент. Об этом ещё шесть лет назад говорил Президент России В.В.Путин в ходе саммита Россия-АСЕАН. Он складывается на основе процессов на «земле» и имеет евразийское измерение.

Многие страны арабского мира проявляют интерес к установлению партнёрских отношений с ШОС, где представлены все остальные ведущие субрегионы нашего общего огромного континента. Это процессы выстраивания конструктивных и позитивных (не антагонистических) альянсов, ненаправленных против кого бы там ни было. Они постепенно обретают глобальный характер, что проявляется в развитии «пятёрки» БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка). К ней проявляют интерес наши саудовские друзья и Аргентина, заявившая устами своего Министра иностранных дел С.Кафиеро о желании стать полноправным членом БРИКС.

Готовится очередной саммит этой «пятёрки». В его рамках будет создан формат «аутрич», в котором будет принимать участие целая дюжина развивающихся государств. Эти процессы идут. Знаем, что у наших западных друзей много всяких фобий, комплексов: собственного превосходства, непогрешимости. Но у них ещё есть паранойя. В любом процессе, где Запад не участвует и не контролирует, они видят фронду, угрозу своему доминированию. Пора от этих манер и привычек избавляться.

Вопрос: А недавние военные манёвры России и Китая – это показатель?

С.В.Лавров: Это продолжение нашего сотрудничества, нацеленное на укрепление безопасности в этом регионе, дополняющее регулярные военные мероприятия: учения, тренировки, проходящие с антитеррористическими целями, укрепление безопасности наших общих границ в рамках ШОС. Двухстороннее российско-китайское военное взаимодействие имеет уже долгую историю. Не первый год в зоне, где «сходятся» наши общие границы, где интересы нашей безопасности напрямую переплетаются, регулярно проводим мероприятия, подчёркивающие ответственное отношение и Российской Федерации, и КНР к решению этих задач.

Вопрос: Вопрос о разработке США биологического оружия на Украине, несмотря на приведённые Россией доказательствам не вызвал никакой озабоченности на Западе. Что нужно сделать, чтобы мир понял, насколько это опасно? Читая арабскую прессу, вижу, что они считают это историческим моментом, когда Россия показывает, как эти лаборатории работают.

С.В.Лавров: Это прямое нарушение Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия. Долгие годы при поддержке всех остальных стран, кроме США, в рамках этой Конвенции, выступаем за создание транспарентного универсального механизма верификации, который будет позволять всем государствам убеждаться, что никто из участников Конвенции не нарушает своих обязательств. Эта инициатива с 2001 г. (больше двадцати лет) категорически блокируется США, которые занимают (теперь понятно почему) такую позицию. Все эти годы американцы создавали по всему миру военно-биологические лаборатории. Этим занимается подразделение Пентагона – Агентство по уменьшению угрозы. Особое внимание при развитии сети таких военно-биологических лабораторий Пентагон уделяет постсоветскому пространству и Евразии. Если Вы посмотрите на имеющиеся данные о том, где такие лаборатории созданы и создаются, то это по периметру Российской Федерации и поближе к КНР. Изначально подозревали, что эксперименты, проводящиеся в этих лабораториях, носят не совсем мирный и невинный характер. В Мариуполе, освобождённом в рамках военной операции российских вооруженных сил вместе с ополчением Донецка и Луганска, были обнаружены лаборатории, оставленные в спешном порядке американцами, которые пытались уничтожить документы, образцы. Не всё им удалось уничтожить. Имеющиеся и сохранившиеся там образцы патогенов и документы четко показали военную направленность проводимых там экспериментов. Из этих документов ясно, что таких лабораторий на Украине не один десяток. Будем добиваться того, чтобы вся эта информация, предъявленная нами в СБ ООН, была, во-первых, воспринята серьезно (Вы отметили, что подавляющее большинство развивающихся стран именно так к ней относится). Во-вторых, чтобы эта информация легла в основу конкретных действий, которые необходимо предпринять по Конвенции о биологическом оружии. Она предполагает разъяснения со стороны США, чем они там занимались. Мы провели пять специальных брифингов в СБ ООН. Один совсем недавно. Будем продолжать добиваться на основе обязательств, вытекающих из Конвенции, принятия США конкретных мер, и разбираться с дополнительно поступившей информацией, что к этим экспериментам и военно-биологическим лабораториям, в частности на Украине, причастны были другие страны, по некоторым сведениям Великобритания и Германия.

Вопрос: Если не секрет, где еще есть подобные лаборатории недалеко от России?

С.В.Лавров: Не секрет. Такие лаборатории есть в Армении, Казахстане и в странах Центральной Азии. Мы с этими странами на двухсторонних началах и по линии ОДКБ рассматриваем эти проблемы. Практически со всеми странами ОДКБ и другими странами СНГ у нас заключаются (либо уже заключены, либо готовятся к назначению) меморандумы о взаимодействии по биологической безопасности, предполагающие взаимное информирование о том, как развиваются биологические программы в каждой из наших стран.

Важна транспарентность, которая позволяет убедиться, что у этих программ нет военного измерения, т.к. это запрещено Конвенцией. Эти меморандумы предполагают взаимное посещение и ознакомление с деятельностью лабораторий. Кроме того записано, что на биологических объектах каждой из наших сторон не должно быть военных представителей любой третьей стороны.

Вопрос: Какой интерес у этих стран, чтобы у них были такие лаборатории? Принесёт ли это материальные или политические дивиденды?

С.В.Лавров: Советский Союз осуществлял большую биологическую программу. Когда Советский Союз присоединился к Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия, эта программа была лишена военных аспектов, но научная ценность биологических исследований сохраняется. Мы все помним, в каком состоянии была наша страна в 1991 году, когда СССР прекратил свое существование. Перед нами стояли проблемы сохранения целостности Российской Федерации, проблемы отсутствия государственных резервов для выплаты государственного долга и даже для закупок элементарно необходимых вещей для повседневной жизни российского населения. Наши западные партнеры тогда, как у нас говорят, активно «подсуетились», предлагали свои услуги во всех областях жизнедеятельности, проникали во все сферы новых независимых государств, направляли советников, советчиков. Сейчас мы переживаем последствия тех времен. Всё серьезно изменилось. Уже нет республик, которые были советскими, а наутро стали независимыми. У них не было опыта самостоятельной международной деятельности. Это всё уже позади. Все постсоветские республики укрепились, утвердились в качестве абсолютно суверенных, независимых государств. Решения о том, каких партнеров выбирать, они принимают самостоятельно. У нас есть договоренности с ними, что обязательства, которые были приняты в своё время в рамках Содружества Независимых Государств, Организации Договора о коллективной безопасности, Евразийского экономического союза, должны в полной мере уважаться другими странами, заинтересованными развивать отношения со всеми государствами на постсоветском пространстве. Обсуждали проблемы, которые у всех нас возникли в период становления новой государственности. Мы по линии различных служб обмениваемся информацией о рисках, сопряженных с таким безраздельным сотрудничеством с зарубежными странами в деликатных, чувствительных сферах. Биология, конечно, одна из таких сфер. Есть понимание, что у нас единое пространство биологической безопасности. Вопросы безопасности, которые напрямую касаются здоровья населения и окружающей среды, входят в полномочия ОДКБ. Мы будем на основе всех этих уставных документов продолжать наше конструктивное сотрудничество.

Вопрос: Турция и Италия предлагают «Римский план» по организации переговоров между Россией и Киевом. Россия готова продолжать переговоры, которые не принесли никаких последних результатов?

С.В.Лавров: Мы уже много раз говорили, что наши западные коллеги просто решили использовать В.А.Зеленского (уже стало притчей во языцех, так говорить) и всех граждан Украины до последнего гражданина для нанесения нам максимального ущерба, поражения России на поле боя. Об этом открыто говорят в Вашингтоне, Берлине, Лондоне, особенно в Варшаве. В Польше вообще предложили уничтожить русский мир как «раковую опухоль на теле человечества». Хотел бы на это «тело» посмотреть, если, конечно, оно представлено нашими польскими соседями. Россия многие годы объясняла многократно, почему расширение НАТО на восток и втягивание Украины в НАТО является неприемлемым. Нас слушали, но не слышали. В 2014 году, когда состоялся госпереворот, оппозиция сломала достигнутые накануне соглашения вопреки гарантиям Европейского союза. ЕС оказался абсолютно беспомощным в том, чтобы заставить путчистов уважать подписи Франции, Германии и Польши. В 2015 году начатая по решению новых властей, пришедших к власти в результате госпереворота, война на Донбассе была остановлена. Были подписаны Минские договоренности, тоже при гарантиях Франции и Германии. Все эти долгие годы мы призывали выполнить обязательства Киева. Поскольку Запад имел на него решающее влияние, мы работали с европейцами, и с американцами, взывали к совести этих стран. Но совести мы, к сожалению, там не обнаружили. Вместо того, чтобы заставить Киев выполнить договоренности, а это нужно было делать через прямой диалог с Донецком и Луганском, Запад выгораживал В.А.Зеленского и всю его команду, в том числе, когда они заявляли публично, что не будут никогда разговаривать с «этими людьми», хотя этого требовала резолюция Совета Безопасности ООН, утвердившая Минские договоренности. Они говорили, что никогда не будут выполнять Минские договоренности, никакого особого статуса этим республикам не предоставят. Параллельно принималась серия законов, запрещавшая русский язык и в образовании, и в медиапространстве. Закрывались средства массовой информации. Даже в быту русский язык запрещался. Только украинский мог быть языком повседневного общения граждан этой страны. Не забудем, как В.А.Зеленский заявлял, что если кто-то чувствует себя русским, то пусть убирается в Россию. Это он сказал в сентябре 2021 года. Ко всем этим хамским русофобским, расистским заявлениям неонацистской политики, которая тоже укреплялась в украинском законодательстве, мы привлекали внимание отдельных западных стран, ОБСЕ, Совета Европы и соответствующих структур ООН. Никакой реакции. Иногда кто-то говорил, что надо все-таки соблюдать международные обязательства. Да плевать хотел В.А.Зеленский на международные обязательства, Конституцию Украины, которая прямо гарантирует права русскоязычного населения этой страны. Наплевали на Конституцию, все международные конвенции, напринимали антироссийских законов.

Когда нас спрашивают: готова ли Россия к переговорам? Мы уже объяснили, почему не могли больше бездействовать. То, что мы обнаружили на позициях украинской армии в ходе специальной военной операции, подтверждает, что мы едва с ней успели, потому что на 8 марта с.г. планировался «план Б». Огромная группа вооруженных сил Украины, дислоцированная к середине февраля с.г., на линии соприкосновения с Донбассом, планировала силой захватить эти территории, в грубейшее нарушение Минских договоренностей, резолюции Совета Безопасности ООН.

У меня нет никаких сомнений, что, если бы этот план удался, весь Запад проглотил бы все эти нарушения, как он проглатывал полное пренебрежение прежними договоренностями в ходе предыдущих восьми лет.

Когда операция началась, и украинское руководство предложило через несколько дней начать переговоры, мы сразу согласились. Провели несколько очных сеансов переговоров в Белоруссии, пытаясь понять, какова позиция украинской стороны, чего она хочет от этих переговоров добиться, потому что свой подход мы изложили. После нескольких раундов (и белорусские раунды, и раунды онлайн), была предложена встреча в Стамбуле, на которой впервые (это было 29 марта с.г.), украинская сторона привезла свои предложения на бумаге, подписанные главой делегации. Мы, изучив эти предложения и доложив Президенту России В.В.Путину, сообщили украинским коллегам, что готовы работать на этой основе. Поскольку они нам передали не сам договор, а его элементы, то, взяв украинские элементы за основу, быстро написали проект договора, опирающийся на украинский подход, и передали его украинским переговорщикам. На следующий день была очевиднейшая провокация, грубейшим образом инсценированная в н.п.Буча, где вдруг через 3 дня после выхода оттуда российских вооруженных сил, после 3 дней мирной жизни на улицах обнаружили трупы. Нас тут же обвинили в убийстве этих людей. Вы знаете, что было дальше.

Запад тут же, как будто специально готовился, ввел очередной пакет санкций. Украинцы сказали, что они теперь изменили свой подход и что хотят по-другому сформулировать принципы, на которые должен опираться договор. Тем не менее, мы продолжали наши контакты. Сейчас уже почти месяц очередной вариант договора находится «на украинской стороне» без какого-либо движения. Если Вы о том, кто хочет и кто готов к переговорам, то вот В.А.Зеленский на днях давал (он каждый день чего-нибудь дает) интервью и заявил, что он готов к переговорам, но переговоры могут быть исключительно между ним и В.В.Путиным. Якобы ни на каком другом уровне не имеет смысла этим заниматься. Переговоры, по его мнению, должны состояться без каких-либо посредников и только после того, как Украина восстановит под своим контролем территории по состоянию на 23 февраля с.г.. То, что это несерьезно, не надо никому объяснять и доказывать. Западу выгодно такую не очень интеллектуально мотивированную неуступчивость поддерживать. Это тоже факт.

Запад призвал нанести России поражение на поле боя, а для этого нужно войну продолжать, накачивать вооружениями украинских националистов, украинский режим, в том числе вооружениями, которые могут доставать до Российской Федерации. Именно таких вооружений публично требует В.А.Зеленский. Мы предостерегли Запад самым серьезным образом, что они уже, по сути дела, ведут прокси-войну с Российской Федерацией руками, телами, мозгами украинских неонацистов, но это будет серьезнейшим шагом к неприемлемой эскалации. Надеюсь, что здравые умы на Западе (там таких еще немного осталось) понимают это.

Что касается Турции и Италии. У Турции нет плана. По крайней мере, нам никто его не передавал, но Президент Р.Т.Эрдоган регулярно подчеркивает, что Турция готова предоставить свою площадку, как это было сделано в Стамбуле 29 марта с.г. На самом деле это был небесполезный контакт. Впервые в ответ на наши многочисленные просьбы украинцы там представили на бумаге свое видение мирного договора, который мы приняли и перевели на юридический язык. Дальше я Вам объяснил. Президент Турции Р.Т.Эрдоган выступает лишь за достижение мира и готов всячески этому содействовать. Но, видите, В.А.Зеленский сказал, что посредники ему не нужны. Это его дело. У него «семь пятниц на неделе»: то ему нужны все страны «семерки», то сейчас прошла информация, что бывший генсек НАТО А.Фог Расмуссен создает по просьбе украинцев какую-то «группу», в которой будет готовить «гарантии» Украине в контексте мирного урегулирования. Напомню, что изначально концепция, продвигаемая самими украинцами заключалась в том, что это будет единый договор, в котором будут содержаться обязательства Украины по невступлению в блоки, необладание ядерным оружием, гарантии нейтрального статуса. Одновременно страны-гаранты в этом же договоре предоставят Украине определенные гарантии с полным учетом интересов безопасности Украины, Российской Федерации и остальных стран в этом регионе. Теперь, как я уже сказал, от этой концепции Киев «отруливает». Если А.Фог Расмуссен был призван, чтобы слепить некие «гарантии» в узком кругу западных спонсоров украинского режима, а потом это пытаться предъявить Российской Федерации, то это тупиковое направление.

Вопрос: Это неофициальный документ? Просто инициатива бывших?

С.В.Лавров: Мы сейчас с этим разбираемся. Это уже было пропиарено как прорывной шаг. То же самое касается и итальянской инициативы. Л.Ди Майо активно «внедрился» в медийное пространство и рекламирует итальянскую инициативу из 4 пунктов. Мы только читали о ней, что она может принести долгожданный мир, устроить не только Россию и Украину, но и обеспечить чуть ли не новый Хельсинкский процесс, новую договоренность о европейской безопасности, что ее уже разделяют страны «семерки», Генеральный секретарь ООН. Не знаю, правда это или неправда, неизвестно, кому он ее показывал. Нам никто ничего не передавал. Мы можем только ориентироваться на спекуляции, описания этой инициативы, которые появляются в СМИ. Но то, что мы читаем (если это так, конечно), вызывает чувство сожаления по поводу понимания авторами этой инициативы происходящего и по поводу знаний ими предмета, истории этого вопроса. Там якобы, идет речь о том, что Крым и Донбасс должны быть частью Украины с предоставлением им широкой автономии. Не могут серьезные политики, которые хотят добиться результата, а не занимаются саморекламой перед своим электоратом, предлагать подобного рода вещи. Донбасс мог вернуться на Украину давно, если бы украинские режимы (и П.А.Порошенко, и В.А.Зеленского) выполнили Минские договоренности и предоставили особый статус людям, отказавшимся принять антигосударственный переворот. Там был прописан статус русского языка. Вместо того, чтобы этот статус предоставить, по всей Украине запретили русский язык. Вместо того, чтобы разблокировать экономические связи, П.А.Порошенко объявил транспортную блокаду этих территорий. Чтобы получить социальные выплаты, старикам нужно было преодолевать много километров. Еще в этой итальянской инициативе, о которой Вы меня спросили, как сообщают средства массовой информации, говорится о том, что помимо примирения России и Украины, нужно запустить новый Хельсинкский процесс, обеспечить безопасность всех и вся. Поздновато опомнились наши коллеги в Риме. Хельсинкский процесс дал миру, нашему региону, Евроатлантике целый ряд важных завоеваний, в том числе декларации, подписанные на высшем политическом уровне, на саммитах ОБСЕ, в частности в Стамбуле в 1999 году, в Астане в 2010 году, декларации о неделимости безопасности. В них говорится о том, что безопасность может быть только равной и неделимой. Дальше шла подробная формула: каждая страна имеет право выбирать себе союзы, но ни одна страна не может выбирать себе союзы или другим способом укреплять свою безопасность, если это будет наносить ущерб безопасности любой другой страны. Третий компонент этой формулы – ни одна страна, ни одна организация на пространстве ОБСЕ не будет претендовать на то, чтобы доминировать в вопросах безопасности.

Любой мало-мальски знакомый с ситуацией в Европе человек понимает, что ключевые компоненты этого обязательства грубейшим образом нарушаются западными странами, укрепляющие свою безопасность в нарушение прав России на собственную безопасность. Они претендуют, что только НАТО может «заказывать музыку» в этом регионе и больше никто. Пытались эти красивые политические слова сделать реальностью, чтобы они не только «на бумаге» оставались за подписями президентов США и европейских стран, а чтобы они работали на практике. Мы предложили это политическое обязательство превратить в юридическое обязательство. Еще в 2009 г. мы такой договор предложили странам НАТО. Они сказали, что даже не будут его обсуждать, потому что юридические гарантии безопасности может предоставлять только НАТО. На наш вопрос относительно ОБСЕ они ответили, что это все политические обещания, лозунги. Показательно, как относятся к подписям своих президентов западные деятели. Мы не ограничились 2009 годом.

Очередная попытка была в прошлом году. В ноябре 2021 г. Президент В.В.Путин поручил подготовить новые документы, чтобы договориться с Соединенными Штатами и НАТО о принципах, которые были одобрены всеми на высшем уровне. Такие договоры мы подготовили и в начале декабря 2021 г. передали в Вашингтон и Брюссель. Состоялось несколько раундов переговоров. Я встречался с Государственным секретарем США Э.Блинкеном. Нам говорили, что мы можем обсуждать вопросы, связанные с контролем над вооружениями, но расширение НАТО – это якобы не наше дело и никого не касается. Когда мы опять же приводили цитаты из их обязательств не укреплять чью бы то ни было безопасность за счет безопасности других, они отвечали, что это все не имеет никакого значения. Значение имеет только политика НАТО, «политика открытых дверей». Мы их предупреждали долгие годы: 2009 г., потом был 2013 г., 2014 г. (когда был госпереворот на Украине), 2015 г. (Минские договоренности). Все эти годы мы говорили западным коллегам, что это всё плохо кончится, потому что они игнорируют наши законные интересы и грубо отвечают нам «нет», когда мы просим их учесть, причем не за десятки тысяч километров, а прямо на границах Российской Федерации. Это высокомерие, чувство собственного превосходства, колониальный менталитет (когда мне все дозволено, а ты будешь делать, что я тебе скажу) проявляется не только в том, как они относятся к нашим интересам.

Вспомните в 1999 г., когда вдруг США решили, что угрозу для их безопасности представляет Югославия. 10 тысяч километров от берегов Америки. Разбомбили «в момент». Использовали американца, который возглавлял Миссию ОБСЕ У.Волкер, который громогласно объявил геноцидом обнаружение в поселке Рачак несколько десятков трупов. Как потом выяснилось, трупы эти были не гражданскими лицами, а боевиками. Их переодели в гражданскую одежду и разбросали.

Точно так же было сделано 3 апреля с.г. в н.п.Буча под Киевом. Та же самая схема. Она работает, независимо от того, убеждает кого-то или нет. Им не нужно было никого убеждать. Разбомбили Югославию, создали независимое Косово в нарушение всех принципов ОБСЕ и сказали – так и будет.

В Крыму после референдума они сказали – «нет». По их оценкам, самоопределение Косово – это правильно, а самоопределение Крыма – это неправильно. Это всё делается «на голубом глазу», как у нас говорят. Никто даже не краснеет от стыда, хотя это позорище для западной дипломатии, утратившей способность элегантно «препарировать» объяснение совершенно безответственных авантюр.

В 2003 г. США решили, что угрозу им представляет еще одна страна за 10 тысяч километров, показали пробирку с, по-моему, зубным порошком. Бедный К.Пауэлл потом сокрушался, что его «подставила» разведка. А Т.Блэр через несколько лет сказал, что они ошиблись, но «что поделать». Ничего не поделаешь. Разбомбили страну, под миллион мирных граждан было убито. До сих пор целостность Ирака еще не окончательно укреплена. Проблем там хватает, в том числе проблем терроризма, которых не было раньше. Да, были авторитарные режимы и в Ираке, и в Ливии. Но там не было террористов, постоянных боевых действий, военных провокаций.

Ливия – еще один пример. В 2011 г. Б.Обама говорил, что они будут «лидировать из-за спины Европы». Франция – самая демократическая страна Старого Света (свобода, равенство, братство) – возглавила натовскую операцию по уничтожению режима. В итоге уничтожили страну. Её «собрать» сейчас тяжело. Опять же французы пытаются, проявляют какие-то инициативы, созывают конференции, объявляют даты выборов. Все впустую, потому что сначала нужно было думать о том, что произойдет с Ливией после того, как Запад обеспечит там свою «безопасность».

Привожу пример не для того, чтобы сказать, что им можно, а нам нельзя. Это упрощение. Просто иллюстрирую менталитет западных государств, которые считают, что их безопасность – это весь мир. Они должны всем миром командовать.

Когда НАТО «подползало» к границам России, на наши замечания они отвечали, что не стоит бояться: НАТО – оборонительный альянс и не угрожает безопасности нашей страны. Во-первых, это дипломатическая наглость. Мы сами должны решать, что отвечает интересам нашей безопасности, как и любая другая страна. Во-вторых, Североатлантический альянс был оборонительным союзом, когда было от кого обороняться, когда был Советский Союз и Варшавский договор. Была Берлинская стена. Она «отгораживала» запад и восток Европы. «Линия обороны» была всем понятна. Когда не стало ни Варшавского договора, ни Советского Союза, любой элементарно грамотный лейтенант скажет, что «линии обороны» больше нет. Нужно просто жить нормально: общие ценности, общеевропейское пространство.

Мы многократно подписывали разные «лозунги»: «от Атлантики до Тихого океана», «от Лиссабона до Владивостока», «теперь мы все братья и сестры». Но они сохраняли свою военную сущность и продолжали двигать «линию обороны» вплотную к нашим границам. К чему это привело, мы только что подробно обсудили. В последние месяцы Генеральный секретарь НАТО и воинственно настроенные политики, такие как министр иностранных дел Великобритании, публично заявляют, что альянс должен иметь глобальную ответственность. НАТО должна отвечать за безопасность в Тихоокеанском регионе. Наверное, это означает, что в следующий раз «линия обороны» НАТО будет передвигаться в Южно-Китайское море.

Кстати, не только натовцы, но и руководство Евросоюза тоже решило «поиграть в войну». У.фон дер Ляйен, которая сейчас по воинственности соперничает с главным дипломатом Евросоюза Ж.Боррелем, заявила, что ЕС должен отвечать за безопасность в Индо-Тихоокеанском регионе. Как они это будут делать? Говорят о какой-то «армии» Евросоюза. Никто эту «армию» им создать не позволит, пока существует Североатлантический альянс. НАТО, судя по всему, никто не собирается даже реформировать. Они собираются делать из этого «оборонительного союза» глобальный альянс с претензией на военное доминирование по всему миру. Это опасный путь. Он, безусловно, обречен на провал.

Вопрос: Насколько эти события влияют на присутствие российской армии в Сирии?

С.В.Лавров: Мы находимся в Сирии по просьбе законного президента Сирийской Арабской Республики, законного правительства этой страны. Мы находимся там в полном соответствии с теми принципами, которые закреплены в Уставе ООН и решаем те задачи, которые поставлены Советом Безопасности в Резолюции 2254. Будем и впредь придерживаться этой линии и поддерживать сирийское руководство в его усилиях по полному восстановлению территориальной целостности САР. Там до сих пор находятся подразделения вооруженных сил государств, которых туда никто не приглашал. До сих пор американские военные, оккупировавшие значительную часть восточного берега Евфрата, откровенно создают там квазигосударственное образование, прямо поощряя сепаратизм, используя в этих целях настроения части курдского населения Ирака. Здесь возникают проблемы между различными структурами, объединяющими иракских и сирийских курдов. Все это сказывается на напряженности в этой части региона. Турция, конечно, не может оставаться в стороне.

Хотим эти проблемы решать исключительно на основе уважения суверенитета и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики. Говорим с курдами. У нас со всеми из них есть каналы общения. Побуждаем их к тому, чтобы они посмотрели внимательнее на недавние истории, связанные с тем, как Соединенные Штаты кому-то что-то обещают, и как потом эти обещания выполняются. Даже из таких сугубо прагматичных соображений, не говоря о международном праве, гораздо надежнее вступать в серьезный диалог с Дамаском и договариваться о том, как организовать проживание в едином государстве.

Безусловно, Россия также будет продолжать оказывать гуманитарную помощь. США пытаются сохранить ситуацию в кризисном состоянии и стимулировать возобновление боевых действий. Пресловутый «Акт Цезаря» направлен на удушение сирийской экономики. Мы видим, что все больше арабских стран понимают тупиковость этой линии и заинтересованы в возобновлении своих отношений с САР. Недавно ОАЭ полностью восстановили работу своего посольства. Целый ряд арабских стран никогда свои посольства из Дамаска не выводил. Сейчас готовится – обсуждали это в Алжире с Президентом А.Теббуном – очередной саммит Лиги арабских государств. Подавляющее большинство членов Лиги (насколько мы можем по своим контактам судить) выступают за решение, которое позволит начать процесс возобновления полноправного членства Сирии в ЛАГ.

Еще один момент, это проблема беженцев. Ооновские посредники пытаются участвовать в этом вопросе, но США и полностью послушные им европейцы всячески препятствуют возвращению этих людей. Обратите внимание, когда пару лет назад САР проводила в Дамаске конференцию, направленную на мобилизацию средств и создание возможностей для возвращения беженцев, американцы предприняли огромные усилия чтобы запретить всем эту конференцию посещать. Не все послушались: около 20 стран, прежде всего арабских, а также Китайская Народная Республика и другие страны приняли участие.

ООН показала свою слабость, отказавшись участвовать в этой конференции и лишь попросила своего представителя в Дамаске посидеть в зале в качестве наблюдателя. Это сильно ударило по репутации Объединенных Наций, потому что возвращение беженцев прямо записано в Резолюции 2254. И Секретариат ООН, и лично Генеральный секретарь обязаны этому напрямую способствовать. Европейский союз проводил до недавнего времени свои конференции по беженцам (причем они были посвящены не созданию условий для их возвращения, а сбору денег, для того чтобы платить тем странам, где беженцы сейчас находятся). Цель конференций была «увековечить» нынешнюю ситуацию и не дать возможности для позитивного развития в Сирии, тем не менее, на них Генеральный секретарь не просто направляет своих представителей, а сам участвует в качестве сопредседателя. Мы обращали внимание на это серьезное «передергивание» своих прямых обязанностей.

Процесс, который идет в Женеве: Конституционный комитет, Редакционная комиссия Конституционного комитета. Мы с Г.Педерсеном (который представляет ООН в качестве посредника в этом процессе) находимся в регулярном контакте. Он не так давно был у нас. Общаемся с ним и через наше представительство в Женеве. Есть договоренность о том, что в конце мая начинается очередное заседание Редакционной комиссии. Считаю, что важным позитивным шагом стало недавнее решение Президента Б.Асада об амнистии всех тех, кто обвинялся в преступлениях, связанных с террористической угрозой. Как я понимаю, проведена большая работа, и такая амнистия объявлена. Будет хорошая возможность посмотреть. Тот же Г.Педерсен, многие западные коллеги говорили, что Б.Асад должен сделать какие-то шаги. Хорошо. Независимо от того, что лежало в основе решения президента Сирии, такой шаг сделан. Давайте теперь отвечать взаимностью. Пусть Г.Педерсен поговорит с оппозицией и с теми, кто ее контролирует, чтобы оппозиция проявила конструктивные действия в этой связи.

Вопрос: Сохраняется ли численность российских войск в Сирии?

С.В.Лавров: У нас нет никаких обращений со стороны сирийского руководства. Если такие решения будут признаны целесообразными, они будут реализованы. Численность «на земле» определяется конкретными задачами, которые наша группировка там решает. Ясно, что там практически не остается военных задач, а только обеспечение стабильности и безопасности. Непосредственно из военных задач, которые решает сирийская армия при нашей поддержке, – это Идлиб, где террористическая угроза никуда не исчезла, она сохранилась. Наши турецкие друзья и соседи стараются, как они нам говорят, выполнять то, о чем договорились президенты В.В.Путин и Р.Т.Эрдоган несколько лет назад. Дело, как мы все видим, идет туго. Эта задача остается на повестке дня. Но в последнее время благодаря принятым мерам по линии нашего контингента и сирийских вооруженных сил провокации «изнутри» Идлиба по позициям сирийской армии и по нашим базам в Сирии мы не наблюдаем.

Источник: https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1814963/

Share.

About Author

Leave A Reply