Суббота, 26 ноября

Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова газете «Аргументы и факты», Москва, 8 октября 2022 года

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Вопрос: Одной из самых горячих тем последних дней стала диверсия на газопроводах «Северный поток-1» и «Северный поток-2». Бывший глава МИД Польши Р.Сикорский открытым текстом поблагодарил за случившееся США. Госсекретарь Э.Блинкен заверил, что такая авария «ни в чьих интересах». На Ваш взгляд, кому это могло бы быть выгодно?

С.В.Лавров: Эта ситуация носит беспрецедентный характер. В результате инцидента пострадала критическая инфраструктура. Нанесен серьезный ущерб интересам России и энергобезопасности Европы. Сейчас важно провести объективное, всестороннее разбирательство с участием нашей страны и установить истинные причины произошедшего.

Очевидно, что среди главных пострадавших Россия и Германия. Для «Газпрома» случившееся представляет огромную проблему. Ведь обе нитки «Северного потока-2» были заполнены газом и были готовы к прокачке.

Ответ на вопрос, кому выгодно такое развитие событий, очевиден. В первую очередь, США и их поставщикам дорогого заокеанского СПГ, заинтересованным в силовом вытеснении конкурентов с европейского газового рынка. Сошлюсь на Президента В.В.Путина, который в выступлении 30 сентября с.г. заявил о виновниках диверсии, по сути, прямо указывая на американцев: «всем же очевидно, кому это выгодно. Кому выгодно, тот и сделал, конечно».

Показателен и отказ Швеции и Дании допустить российскую сторону и компанию-оператора газопроводов к расследованию диверсии, тогда как в ответ на выраженную американцами готовность «подключиться к процессу» возражений не последовало.

Вопрос: Присоединения ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областей к России – вопрос решенный. Но в Киеве, как и на Западе, признавать результаты референдумов не намерены и собираются продолжать отвоевывать эти территории. Эксперты все чаще говорят о возможном применении против ВСУ тактического ядерного оружия в случае, если украинские атаки не удастся остановить обычными средствами. Действительно ли Россия готова пойти на такой беспрецедентный шаг? И как в Москве относятся к предупреждениям Вашингтона о том, что это вызовет для нее «катастрофические последствия»?

С.В.Лавров: В контексте кризиса вокруг Украины именно американцы и их союзники активно пытаются ввести в публичный оборот ядерную риторику.

Напомню, что незадолго до начала специальной военной операции, выступая на Мюнхенской конференции по политике безопасности, В.Зеленский назвал ошибкой отказ Украины от ядерного оружия, которое оставалось на её территории после распада СССР. После этого к «ядерной» риторике обратились западные политики. Вспомните, например, как легко в ходе предвыборной кампании нынешняя премьер-министр Великобритании пообещала, если понадобится, нажать на «красную кнопку».

Но западники все передергивают, пытаются представить дело так, будто ядерные угрозы озвучивает Россия и что она может применить ядерные вооружения на Украине. В ход идут различные манипуляции и откровенная ложь. Впрочем, к этому все уже давно привыкли.

Между тем, Президент В.В.Путин, российские официальные лица неоднократно разъясняли, что наша политика в области ядерного сдерживания носит сугубо оборонительный характер. Гипотетическое использование ядерного оружия четко ограничивается чрезвычайными обстоятельствами в рамках сценариев, определённых в Военной доктрине Российской Федерации и Основах государственной политики в области ядерного сдерживания. Это, как мы говорим, открытые документы. Каждый может их почитать.

Хотел бы также подчеркнуть, что Россия сохраняет приверженность заявлению лидеров пяти государств, обладающих ядерным оружием, от 3 января этого года, в котором был подтверждён постулат о недопустимости ядерной войны. В соответствии с этим документом, одобренным на высшем уровне, необходимо предотвратить любой вооружённый конфликт между странами, обладающими ядерным оружием.

Что касается громких заявлений о неких последствиях для России, то подобный язык угроз, конечно же, неприемлем. Мы полностью оставляем их на совести соответствующих западных политиков. Дискутировать с ними на эту тему не намерены, это явно бесполезно.

Вопрос: О непризнании результатов референдумов заявили и некоторые наши союзники – например, Казахстан и Сербия. Насколько для России важно, чтобы эти плебисциты были признаны другими странами? Может ли это быть предметом дипломатических переговоров?

С.В.Лавров: С момента проведения референдумов и оглашения их результатов прошло мало времени. Нашим зарубежным партнерам потребуется время для осознания новых геополитических реалий. Никого торопить мы не будем. Для нас приоритетом является реализация результатов свободного волеизъявления жителей освобожденных территорий в соответствии с основополагающими нормами международного права, прежде всего правом народов на самоопределение.

Здесь важно понимать вот что. Вопрос о соотношении права на самоопределение и принципа территориальной целостности после многолетних дебатов был решен в Декларации ООН о принципах международного права 1970 г. В ней подтверждается нерушимость территориальной целостности или политического единства государств при условии, что они имеют правительства, представляющие весь народ, проживающий на данной территории.

Мы знаем, каким жесточайшим притеснениям киевский режим подвергал русское и русскоязычное население после переворота 2014 г. Очевидно, что власти в Киеве не представляют жителей Донбасса, Запорожской и Херсонской областей.

Вопрос о соответствии референдумов Конституции и законодательству Украины не влияет на их квалификацию по международному праву. Вспомним решение Международного суда ООН по Косово 2010 года. Согласно ему, при реализации права на самоопределение та или иная территория не обязана обращаться за разрешением на провозглашение своего суверенитета к центральным властям страны. Таким образом, прецедент был создан.

Нужно учитывать и то, что первые референдумы о независимости ДНР и ЛНР провели сразу после переворота в Киеве и последовавших репрессий в отношении их жителей. Вспомните, что тогда на Украине усилили «зажим» прав и свобод национальных меньшинств, стали активно вытеснять русский язык из всех сфер жизни, преследовать русских активистов, устранять оппонентов власти, давить на прихожан канонической православной церкви. Затем, после достижения в феврале 2015 г. Минских соглашений, на протяжении восьми лет вопрос о международном признании независимости республик не поднимался. Выполни Украина свои обязательства по «Комплексу мер», можно было бы говорить о наличии в ДНР и ЛНР условий для реализации права на самоопределение в рамках государства, в составе которого они на тот момент находились.

Но Киев саботировал «Минск». И не только саботировал, а еще и взял курс на силовое подавление Донбасса. При попустительстве Запада режим установил блокаду Донбасса, прекратил выплату пенсий и социальных пособий, сделал невозможным нормальное ведение хозяйственной деятельности, препятствовал поставкам гуманитарной помощи. Все это создавало невыносимые условия жизни населения. И, конечно, они были несовместимы с реализацией права на самоопределение дончан и луганчан внутри одной страны с Киевом.

Равным образом и население Запорожской и Херсонской областей оказалось лишено любых перспектив самоопределения внутри Украины в результате развязанной Киевом военной кампании (включая беспорядочные ракетные обстрелы жилых районов, разрушение гражданской инфраструктуры и т.п.).

Мы абсолютно уверены в правоте нашего дела и обоснованности предпринимаемых шагов. Наши оценки и аргументы, которыми продолжим делиться с международными партнерами, вполне очевидны, и многие из наших собеседников их разделяют.

Вопрос: Евросоюз и США регулярно принимают очередные пакеты антироссийских санкций. А что готовит в ответ Москва? Остались ли у наших «партнеров» какие-то «мозоли», на которые можно надавить?

С.В.Лавров: Мы уже привыкли к тому, что страны Запада постоянно готовят какие-то антироссийские меры. Когда повода нет, в Вашингтоне его обязательно придумают, а все остальные просто следуют в заданном американцами фарватере.

Так что референдумы на освобожденных территориях используются лишь в качестве очередного предлога для усиления давления на нашу страну. Мы, в общем-то, и не ждали, что будет по-другому.

Разумеется, у нас есть все возможности, чтобы защитить свои национальные интересы. При необходимости задействуем их в полную силу. Те, кто разговаривает с Россией языком санкций, должны помнить, что пока мы достаточно сдержанно отвечаем на акты экономической агрессии, но наше терпение небезгранично.

Разорвать российскую экономику в клочья, как это страстно желал еще Б.Обама, не получилось. И не получится. Все то, что хотели спровоцировать у нас, начинает случаться у них дома. В ряде европейских стран наблюдается резкий рост цен, падение доходов, дефицит энергоресурсов. Политологи заговорили о нарастании угрозы социальных взрывов. Привычные блага цивилизации превращаются для европейцев в привилегию. Вот цена, которую рядовые граждане платят за русофобию своих политиков.

Но это на Западе. Мы, в России, будем укреплять свой экономический и технологический суверенитет, выстраивать альтернативные финансовые и логистические цепочки обслуживания внешнеторговых сделок. Продолжим укреплять взаимодействие с партнерами в Азии, на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке, которые, как и мы, выступают за равноправное сотрудничество и против политизации торгово-экономических связей.

Вопрос: Литва недавно решила «отрезать» от России Калининградскую область, препятствуя транзиту грузов. Если бы в дипломатии было понятие «международного хамства», то в данном случае мы имели бы дело именно с ним? Никакими двусторонними документами такое ограничение транзита не предусмотрено, но мы это терпим – почему? Есть ли возможность положить этому конец?

С.В.Лавров: Действительно, Вильнюс проявляет немалое рвение, создавая все новые препятствия для транзита в Калининградскую область и обратно. Для характеристики подобных противоправных действий, конечно, можно подобрать разные эпитеты.

Главное же в другом – налицо нарушение Евросоюзом и Литвой своих политических обязательств перед Россией, а также Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве Россия-ЕС 1994 г. и совместных заявлений Россия-ЕС от 2002 и 2004 гг.

Последовательно добиваемся полной нормализации как грузового, так и пассажирского транзита. Удалось достичь определённого прогресса в части возобновления доставки по железной дороге грузов, подпадающих под действие антироссийских санкций ЕС. Это несколько снизило остроту проблемы жизнеобеспечения Калининградской области, но не более того. Необходимо системное решение всех возникающих вопросов. К ним относится банковская оплата услуг по перевозкам на территории Литвы, снятие препон для транспортировки скоропортящейся продукции, восстановление прежних параметров пассажирского транзита по железной дороге.

Мы не сторонники конфронтации, предпочитаем диалог. Но на введенные ограничения не реагировать не можем. Поэтому 29 сентября был подписан Указ Президента о запрете на осуществление международных автомобильных перевозок по России иностранными операторами тех государств, которые ввели ограничения в отношении наших физических и юридических лиц. Любые новые выпады также не останутся без ответа. Ни у кого не должно быть иллюзий.

Вопрос: Вашингтон и его союзники угрожают вторичными санкциями странам, которые ведут бизнес с Россией. Насколько эта проблема сейчас значима? Как, с Вашей точки зрения, развивается перенаправление российских торговых и экономических интересов на Восток? Способны ли угрозы Запада ограничить товарооборот с нашими партнерами? Не стоит ли строить более прагматичные отношения со странами, которые мы сегодня считаем дружественными? Если, например, создавать им льготные условия, то требовать ответных преференций?

С.В.Лавров: Разумеется, угрозы вторичных санкций со стороны США учитываются нами на всех этапах работы с конструктивно настроенными зарубежными партнерами. Выстраиваем сотрудничество с ними исходя из обоюдных интересов и взаимной выгоды. Никакие ограничительные меры не мешают этим объективным процессам, отражающим современные реалии.

К примеру, наш товарооборот с Китаем за 8 месяцев с.г. вырос почти на треть, а с Индией за шесть месяцев с.г. – на 120%. Этот рост обусловлен не только растущими ценами на сырьевую составляющую нашего экспорта, но и расширением номенклатуры торгуемой продукции. И это вполне естественно – многие зарубежные экономоператоры из дружественных стран стремятся заместить ниши, образовавшиеся после выхода западных компаний с российского рынка.

Что же касается организации преференциальных режимов взаимной торговли с дружественными странами, то каждый случай является индивидуальным и требует внимательной экспертной проработки. Причем не только по линии профильных ведомств, но и с нашими партнерами в ЕАЭС, поскольку подобные вопросы переданы на наднациональный евразийский уровень. Кроме того, не стоит забывать, что экономическое сотрудничество с незападными государствами выстраивается на основе правил ВТО. А они предоставляют России определенный набор преимуществ в области внешней торговли.

Вопрос: Очевидно, что Азиатско-Тихоокеанский регион сегодня имеет для России огромное значение. Кто наши реальные партнеры там? АТР – это же не только Китай, но и такие государства, как Индонезия (крупнейшая по населению мусульманская страна мира), Малайзия, Филиппины, наконец, наш давний добрый союзник Вьетнам. Про сотрудничество с ними мы практически ничего не слышим, их словно нет в российской внешнеполитической повестке. Или это не так?

С.В.Лавров: Сегодня центр мировой политики и экономики смещается из Евро-Атлантики в Евразию и Азиатско-Тихоокеанский регион. Отношения с государствами АТР, в том числе Юго-Восточной Азии заметно активизировались по многим направлениям.

Наиболее показателен с этой точки зрения Вьетнам. В ходе своего визита в Ханой в начале июля лично убедился в серьезном настрое высшего руководства Социалистической Республики Вьетнам на укрепление двустороннего всеобъемлющего стратегического партнерства.

На вьетнамский рынок поставляются многие виды отечественной продукции, включая удобрения, горюче-смазочные материалы, металлы, продовольствие. Продолжается реализация крупных нефтегазовых проектов как во Вьетнаме, так и в России. До конца года на полную мощность должно выйти предприятие по сборке отечественной автотехники марки «ГАЗ». Постепенно восстанавливаются гуманитарные обмены. Прорабатывается вопрос о проведении Дней российской культуры в СРВ. Не снижается число вьетнамцев, получающих образование в вузах нашей страны. После пандемии оживились межрегиональные связи.

Или возьмем, к примеру, Индонезию. В июне прошел рабочий визит президента Дж.Видодо в Москву, в апреле и августе были организованы телефонные разговоры лидеров двух наших стран. Предметно обсуждены перспективы кооперации в топливно-энергетической сфере, обеспечении продовольственной безопасности. На повестке дня – вопросы инфраструктурного строительства, сооружения АЭС и неэнергетического применения ядерных технологий, сотрудничества в области мирного космоса. За первые шесть месяцев товарооборот увеличился более чем в 1,5 раза.

Продвигается сотрудничество и с другими странами региона. В сентябре «на полях» VII Восточного экономического форума во Владивостоке Президент В.В.Путин провел встречу с Премьер-министром Мьянмы Мин Аун Хлайном.

В августе в рамках моих рабочих визитов в Нейпьидо и Пномпень состоялись весьма содержательные переговоры с главами правительств и руководителями внешнеполитических ведомств Мьянмы, Камбоджи, Лаоса и Таиланда. В сентябре Москву посетил мой таиландский коллега Д.Праматвинай.

Несмотря на беспрецедентное давление со стороны Запада, государства ЮВА, за исключением Сингапура, не стали вводить каких-либо ограничений на сотрудничество с Россией после начала специальной военной операции. Думаю, это и есть убедительное свидетельство партнерского характера наших связей.

Из поля зрения журналистов нередко выпадает такой существенный аспект взаимодействия России с некоторыми странами ЮВА, как диалог по линии мусульманских организаций, хотя здесь тоже происходит немало интересных событий. Так, малайзийский фонд «Всемирный исламский экономический форум» поддержал инициативу об организации в 2023 г. в Куала-Лумпуре выездного заседания Группы стратегического видения «Россия – Исламский мир», приуроченного к 20-летию визита в Малайзию Президента В.В.Путина. В июне Джакарта радушно принимала делегацию российских мусульман во главе с членом Общественной палаты Российской Федерации, главой Духовного собрания мусульман России А.Р.Кргановым. Оптимистично оцениваем перспективы углубления сотрудничества в сфере поставок отечественной халяльной продукции в государства региона.

Вопрос: При голосовании в ООН по «украинскому вопросу» Россию, по сути, поддерживают крупнейшие страны Латинской Америки – Мексика, Бразилия, Аргентина. А в практической плоскости это находит отражение, развиваются ли наши связи с этим регионом? Можем ли мы что-то предложить им, а они – нам?

С.В.Лавров: Для нас Латинская Америка – регион дружественный и весьма перспективный. С его государствами Россию связывают многоплановые отношения, сложившиеся на протяжении более полутора столетий. Налажен политический диалог, который продолжается и сегодня, несмотря на давление со стороны США и ЕС. Например, «на полях» 77-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН у меня состоялись встречи с премьер-министром Сент-Винсента и Гренадин, министрами из Боливии, Бразилии, Венесуэлы, Кубы, Мексики, Никарагуа, Панамы. Мы говорим и, уверен, слышим друг друга.

Поэтому закономерно, что ни одна из стран Латинской Америки не присоединилась к антироссийским санкциям – ни в 2014 году, ни сейчас. А наш товарооборот с регионом за первые шесть месяцев текущего года вырос на 27% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и приблизился к 11 млрд долл.

Объем торговли с Бразилией – ведущим партнером в регионе – за январь-май увеличился по сравнению с аналогичным периодом 2021 г. на 50,6%. К числу крупнейших партнеров в Латинской Америке относятся и другие перечисленные Вами страны – Аргентина и Мексика. И мы готовы к дальнейшему развитию отношений с ними, как и со всеми нашими латиноамериканскими друзьями, в том объеме, в котором к этому готовы они. Наш подход здесь абсолютно искренен, мы не ставим их перед выбором – «с кем им быть». У нас своей «доктрины Монро» не было и нет. Мы за равноправное, взаимовыгодное сотрудничество на прагматичной, деидеологизированной основе. За наведение мостов, а не возведение стен.

Продолжаем оказывать содействие латиноамериканцам в обеспечении их продовольственной и энергетической безопасности. Не прекращаются поставки наших удобрений – только за январь-июнь российские компании отгрузили их на сумму 3,7 млрд долл.

Вопрос: В свое время Карибский кризис, несмотря на все риски, обеспечил планете мир на достаточно долгое время. США и СССР достигли предела обострения в отношениях, а затем разошлись по своим «углам» и стали играть по неким правилам. Может ли эта история повториться?

С.В.Лавров: Основная проблема заключается в том, что американцы фактически растоптали международное право и существовавшие десятилетиями неписанные табу в дипломатической практике. Вопреки геополитическим реалиям, США пытаются «подмять» под себя остальных членов мирового сообщества, заставить всех жить по «правилам», которые сами же и выдумывают.

Русофобски настроенные элиты США мыслят иррационально, подталкивая Белый дом к открытой конфронтации с Россией. По сути, речь идет о безрассудной линии на нагнетание международной напряженности.

Реально ли разорвать этот «порочный круг»? Конечно, да. Для продвижения вперед Вашингтону необходимо провести серьезную работу над ошибками и отказаться от претензий на мировое господство. Стоило бы также сделать выводы из провалов своих попыток вмешиваться в наши внутренние дела.

Понимаем, что осознание новой расстановки сил в мире дается США непросто и болезненно. Но чем раньше они начнут считаться с геополитической реальностью, тем меньше «наломают дров» и тем лучше пойдет объективный процесс формирования более справедливого и демократичного полицентричного мироустройства.

Share.

Leave A Reply