Вторник, 24 мая

Интервью Постоянного представителя Российской Федерации при Отделении ООН и других международных организациях в Женеве Г.М.Гатилова газете «Известия»

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Вопрос: Глава МИД России С.В.Лавров должен был посетить 28 февраля — 1 марта Женеву, где планировалось его участие в сессии высокого уровня Совета ООН по правам человека и в конференции по разоружению. Стало известно, что российская делегация не смогла приехать из-за санкций ЕС. Были ли попытки со стороны ООН все-таки обеспечить визит?

Ответ: Визит С.В.Лаврова для участия в сессии Совета по правам человека и в конференции по разоружению был запланирован давно. К сожалению, он действительно не состоялся, поскольку ЕС и другие европейские страны закрыли воздушное пространство для пролета российских самолетов. В частности — для самолета, на котором должен был прибыть в Женеву Министр. Мы со своей стороны предпринимали попытки для того, чтобы это решение в отношении Министра было отменено. Мы работали с секретариатом ООН, поскольку это ООНовское мероприятие, и оно никаким образом не попадает под двусторонние отношения с другими государствами, в том числе европейскими. Решение о недопущении Министра неправомерно. Мы об этом заявили и считаем, что оно также контрпродуктивно, поскольку не позволяет донести позицию российской стороны по важным вопросам, которые стоят на повестке дня в частности Совета по правам человека ООН.

Вопрос: Европейские лидеры часто говорят о дипломатии и переговорах. Как это вяжется с тем, что теперь мы буквально не можем работать на международных площадках в связи с санкциями?

Ответ: Это естественно является негативным развитием ситуации, поскольку затрудняет дипломатическое общение. Мы всегда стремились к тому, чтобы использовать многостороннюю дипломатию, многосторонние площадки для нахождения ответов на важные вызовы современности. Но теперь мы будем смотреть. Это новое развитие вполне закономерно ставит вопрос о том, чтобы мы учитывали эту позицию в наших контактах на международных площадках и в рамках соответствующих органов ООН.

Вопрос: В 2001 году США по решению других стран-членов были исключены из состава комиссии по правам человека. Может ли сейчас подобное произойти с Российской Федерацией?

Ответ: Пока об этом речь не идет, хотя любое развитие событий возможно. В любом случае мы считаем, что лишение любого государства права участвовать в работе международных организаций и международных механизмов контрпродуктивно.

Вопрос: Сегодня СПЧ ООН проголосовал за созыв чрезвычайной специальной сессии вокруг ситуации на Украине. Вы подчеркивали в своем заявлении по этому поводу, что данные дебаты не могут стать площадкой для честного деполитизированного диалога. Почему?

Ответ: Совет по правам человека ООН не уполномочен вести дебаты по территориальным вопросам. Более того, мы весьма разочарованы тем фактом, что практически все страны, которые сегодня ратовали за проведение срочных дебатов по украинской теме, в течение восьми лет хранили молчание. Когда в Донбассе убивали мирное население, а Киев продолжал бомбить своих же граждан, никто из западных стран и кураторов Киева не повышал голос и не говорил о необходимости рассмотреть ситуацию с правами человека. То, что сейчас было инициировано, только повышает конфронтацию в СБ ООН и делает работу Совета еще более политизированной. Все это не соотносится со стремлением улучшать ситуацию с правами человека.

Вопрос: Постпред Украины при ООН С.О.Кислица во время сегодняшнего срочного заседания СБ ООН затронул тему легитимности присутствия российской делегации в организации. Как это можно расценивать?

Ответ: Мне трудно судить, каким образом они планируют лишить легитимности участия Российской Федерации в Совете по правам человека и деятельности в других органах ООН. Это, на мой взгляд, вопрос на публику, который не имеет под собой оснований и никаких последствий для дальнейшего участия России в деятельности международных организаций.

Вопрос: Возможен ли еще диалог Запада с Россией на международных площадках ООН, на ваш взгляд? Или переговорные ресурсы исчерпаны?

Ответ: Мы здесь дверь не закрываем, мы готовы вести диалог: излагать свою позицию и слушать то, что говорят другие государства. Но этот диалог должен быть взаимоуважительным. Сейчас, к сожалению, мы этого не наблюдаем. Если опять же возвращаться к Совету по правам человека, то вся его деятельность стала исключительно политизированной. Теперь она направлена на то, чтобы ущемить или каким-то образом наказать те страны, политика которых не нравится другим. Это не задача Совета по правам человека, и использовать этот инструмент в своих политических или геополитических целях недопустимо. Что касается нас, то мы опираемся в своей деятельности на наших единомышленников. Они у нас есть, в том числе в Совете по правам человека. Есть те страны, которые разделяют многие наши подходы к защите прав человека, повышению эффективности или улучшению деятельности государства в этой области. С нашими партнерами мы будем продолжать категорически возражать против тех подходов, которые пытаются навязать группы западных так называемых демократий. Мы прекрасно знаем, что за этим стоит. Мы знаем, как они действовали в определенных ситуациях. Например, в Югославии, а также в Ливии и Ираке.

Вопрос: Какие страны можно причислить к нашим единомышленникам? Речь идет о государствах, которые воздержались или выступили против созыва срочной дискуссии по ситуации на Украине?

Ответ: Можно сказать, что Индия и Китай особенно разделяют наши подходы по правочеловеческой проблематике. В этом плане у нас много общего. Что касается их голосования, речь идет только о проведении дебатов. Мы посмотрим, какую позицию они будут выражать в ходе своих выступлений. И хотелось бы очень надеяться, что их позиция в отношении той антироссийской резолюции, которую подготовила Украина, будет принципиальной и солидарной с нами.

Вопрос: Ранее в СМИ сообщалось, что Швейцария начала работу по организации встречи представителей России и Украины в Женеве. На ваш взгляд, возможны ли переговоры в таком формате в нынешней ситуации?

Ответ: Швейцария всегда была площадкой для всевозможных международных переговоров и встреч. Как мы знаем, переговоры сейчас ведутся совершенно в другом месте. Однако стремление Швейцарии позиционировать себя как центр международной политики общеизвестно. В определенных ситуациях это работало, и хорошо работало. Любые конструктивные предложения имеют право на существование. Другое дело — насколько эти предложения останутся в силе в тот или иной момент.

Источник: https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1802246/

Share.

About Author

Leave A Reply