Понедельник, 3 октября

Комментарий официального представителя МИД России М.В.Захаровой в связи с украинским сюжетом в Международном уголовном суде

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Обратили внимание на анонсированное 25 апреля подключение Прокуратуры Международного уголовного суда (МУС) к созданной под эгидой Евроюста Совместной следственной группе (ССГ) Польши, Литвы и Украины.

Как действуют подобные структуры, хорошо известно. Вероятно, не случайно, что авторы этой затеи решили воспроизвести название группы, ведущей «расследование» катастрофы рейса МН-17. Можно с уверенностью предположить, что и характер работы их детища будет таким же – предвзятым и однобоким. С учетом состава ССГ, в которую вошли наиболее ярые поборники использования тематики международного правосудия для безудержного, наперекор фактам, очернения нашей страны, иного ожидать не приходится.

Что касается Прокуратуры МУС, то этот ее шаг демонстрирует, что она даже не пытается соблюдать хотя бы видимость беспристрастности и объективности и с энтузиазмом подключается к процессу, в котором виновные явно назначены заранее. Если у кого-то еще оставались сомнения в том, что МУС – это орган, отрабатывающий политические заказы и не имеющий ничего общего с независимым правосудием, то новый «креативный» формат работы делает все предельно ясным.

Хотели бы спросить Прокуратуру МУС и те страны, которые теперь так озаботились правосудием на Украине, почему в течение 8 лет они игнорировали страдания жителей Донбасса, которые все это время были жертвами преступлений киевского режима.

Начиная с апреля 2014 года представители украинских силовых структур постоянно вели массированные обстрелы населенных пунктов Донбасса. Применялось запрещенное летальное вооружение неизбирательного действия, предназначенное для максимально эффективного уничтожения людей и инфраструктуры. Многие населенные пункты, в первую очередь расположенные вблизи линии разграничения, остались без водо-, газо- и электроснабжения, была отключена мобильная связь, перекрыта возможность получения питания и медикаментов.

Украинская военная машина с особым цинизмом вела обстрелы по больницам, моргам и школам, где были оборудованы бомбоубежища. Кладбища также подвергались обстрелам. По этой причине стихийно формировались массовые захоронения мирного населения, которые стали жертвами военно-политического руководства Украины и их западных кураторов. По данным Следственного комитета Российской Федерации, погибло 2,6 тыс. человек мирного населения, не принимавшего участия в конфликте, более 5 тыс. получили ранения.

Киевом была введена бесчеловечная водная, экономическая и транспортная блокада Донбасса, поставившая регион на грань гуманитарной катастрофы.

Следственным комитетом Российской Федерации было возбуждено 776 дел по фактам преступлений, совершенных украинскими силовиками против мирного населения Донбасса, а также против российских военнослужащих в ходе специальной военной операции. Работа по поиску доказательств и установлению виновных продолжается.

По данным правозащитных НПО ДНР и ЛНР, ими был направлен в МУС солидный массив данных – более 3 тыс. материалов о преступлениях, совершенных против жителей Донбасса. Однако какой-либо внятной реакции со стороны гаагского правосудия на представленные факты пока что не последовало.

Удостоит ли когда-нибудь Прокуратура МУС своим вниманием все эти материалы?

Напоминаем, что Россия не участвует в Римском статуте МУС и не обязана с ним сотрудничать. Тем не менее, мы по-прежнему будем внимательно отслеживать, как действует этот орган.

Источник: https://mid.ru/ru/foreign_policy/news/1811506/

Share.

About Author

Leave A Reply