Пятница, 22 октября

Пресс-конференция Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по итогам недели высокого уровня 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Нью-Йорк, 25 сентября 2021 года

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Вопрос (перевод с английского): Какие возможности и риски несет в себе новый талибский «Исламский эмират Афганистан»? Опасается ли Россия, что присутствие Талибана может подпитывать каким-то образом исламский экстремизм в регионе? Что можно сделать в этом случае?

С.В.Лавров: Афганистан у всех на слуху. Исходим (и с самого начала исходили) из того, что произошедшее является реальностью. К сожалению, поспешный уход (назовем это так) войск США и других стран НАТО осуществлялся без осмысления последствий, которые, как Вы знаете, заключаются в том, что в Афганистане осталось много вооружений. Видимо, всем нам необходимо сделать так, чтобы это вооружение не использовалось в неконструктивных целях.

Существующая сейчас там реальность опирается на заявления талибов, провозгласивших свою нацеленность бороться с экстремизмом, терроризмом, включая ИГИЛ и «Аль-Каиду», не проецировать нестабильность на своих соседей. Объявили о том, что будут соблюдать права женщин, добиваться создания инклюзивного правительства. Вы знаете об этом. Сейчас самое главное, чтобы эти обещания выполнялись.

Первый шаг с формированием переходной правительственной структуры не отражает всей палитры афганского общества с этноконфессиональной, политической точки зрения. Продолжаем контакты с талибами. Они реализуются уже далеко не первый год. Делаем это, в том числе в рамках расширенной «тройки» —  Россия, США, Китай, Пакистан. Совсем недавно российский, китайский и пакистанский представители были в Дохе, затем посетили Кабул, где общались и с талибами, и с представителями светской власти. Имею в виду бывшего президента Х.Карзая и бывшего главу Совета национального согласия Абдуллу Абдуллу. Разговор шел, прежде всего, о необходимости обеспечить формирование правительственной структуры, которая будет действительно репрезентативна. Талибы заявляют, что к этому идут и нынешний вариант —  временный. Самое главное —  добиться, чтобы выполнялись обещания, которые они провозгласили публично. Для нас главный приоритет —  ровно то, о чем вы упомянули, — недопустимость распространения экстремизма на соседние страны и сохранения террористических угроз на афганской территории. Будем всячески поддерживать решимость талибов, о которой они заявили, бороться с ИГИЛ и другими террористическими группировками, добиваться, чтобы она воплотилась в практические шаги.

Вопрос: Рассматривает ли Россия возможность смягчения или отмены национального санкционного режима в отношении талибов, вошедших сейчас в новое правительство Афганистана, для облегчения контактов? Какую позицию планирует занять Россия при обсуждении в ООН смягчения или отмены санкций в отношении талибов?

С.В.Лавров: Нынешнее положение дел не ограничивает и не препятствует нашим контактам с талибами. Более того санкции СБ ООН, как они сформулированы в соответствующих резолюциях, не запрещают такие контакты. Наоборот, в резолюциях СБ ООН заложена необходимость продвигать политический процесс, что невозможно делать без работы с талибами.

Наши контакты, которые мы не один год осуществляем с этим движением, нацелены, прежде всего, на то, чтобы обеспечивать безопасность российских граждан, содействовать межафганскому примирению, политическому процессу. Не слышал, чтобы в СБ ООН кто-то поднимал вопрос о необходимости на одном из предстоящих заседаний говорить о том, чтобы смягчать или отменять международные санкции. Для целей нынешней работы с ДТ этого не требуется.

Все мы будем ожидать от талибов выполнения всех тех правильных обещаний, которые они дали. Потом будем смотреть, насколько действительно ушли с территории Афганистана террористическая, наркотическая угрозы.

Вопрос (перевод с английского): Генеральный секретарь ООН предупредил о катастрофических последствиях, которые возможны, если в Афганистане случится экономический коллапс. Что Вы думаете об идее «разморозить» афганские фонды, находящиеся в руках международных структур?

Судя по тому, что Вы сказали, у вас политика судить Талибан по его делам. Как идеология ДТ отличается от других исламских группировок в других частях мира? Например, группировок в Сирии, против которых вы выступаете, подвергая бомбардировкам.

С.В.Лавров: В Сирии, как Вы знаете, находится террористическое «гнездо». Практически вся сирийская территория была освобождена, но в провинции Идлиб, в так называемой зоне деэскалации, «правит бал» «Хейят Тахрир аш-Шам» — порождение «Джабхат-ан-Нусры». Во всех решениях СБ ООН зафиксировано, что из себя представляют эти террористические организации. Не вижу здесь проблемы с точки зрения уничтожения террористов в Сирии.

Говорим с нашими турецкими партнерами, заключившими два года назад с нами специальную договорённость о том, что они будут бороться с террористами в Идлибской зоне деэскалации и будут их отделять от вооруженных группировок, не являющихся террористическими и сотрудничающих с турецкими военными. Через несколько дней состоится очередная встреча Президента России В.В.Путина и Президента Турции Р.Эрдогана. Там будет предметно рассматриваться вопрос, как выполняется это обязательство. Оно выполняется медленно. Это очевидно.

Что касается ДТ по сравнению с другими группировками, мы не можем делить террористов на хороших и плохих. Санкции по талибам введены с достаточным количеством изъятий, прежде всего, для того, чтобы с ними можно было вести диалог. Это означает, что СБ ООН признает талибов как неотъемлемую часть афганского общества, каковой «Джабхат-ан-Нусра» и «Хейят Тахрир аш-Шам» для Сирии не являются. В этом и разница.

Будем побуждать тех, кто взял власть в Кабуле после бегства иностранных контингентов, к тому, чтобы они вели себя цивилизованно.

О «разморозке» фондов мы уже говорили. Считаем, что этот вопрос нужно рассматривать в практической плоскости с позиций, которые Вы упомянули, процитировав Генерального секретаря ООН.

Вопрос: Правительство талибов определилось с кандидатами на пост посла в Москве. Будет ли Россия готова выдать агреман людям, которых выдвигает ДТ?

С.В.Лавров: У нас нет информации, что к нам кто-то обращался за агреманом. В Москве работает посол, назначенный предыдущим правительством. Вопрос о международном признании талибов на данном этапе никем не ставится. Будем исходить ровно из этого принципа, если и когда получим запрос на назначение нового посла.

Вопрос: Мы слышали выступление Президента США Дж.Байдена. Он провозгласил, что эпоха войн закончилась и наступает эпоха интенсивной дипломатии. Насколько Вам в это верится?

Что с нашей дипсобственностью? Есть ли прогресс?

С визами проблемы были даже у членов делегации, не говоря о том, что существовала опасность, что нашу делегацию могут не пустить на Генеральную Ассамблею ООН из-за требований о вакцинации. Причем, как мы понимаем, вакцинами, одобренными в США. Это попытки навредничать где только можно?

С.В.Лавров: Не думаю, что это попытка «вредничать». Скорее всего, небольшая растерянность из-за того, что возобновляются очные заседания ГА ООН. Не могу винить власти Нью-Йорка за их стремление где-то перестраховаться. Это серьезное мероприятие. Здесь много народу со всех концов земли. Штаммов существует уже не один вариант. Меры предосторожности не помешают.

Другое дело, что Вы абсолютно правильно сказали, мы не приемлем попыток дискриминировать вакцины, не зарегистрированные в США, но многократно доказавшие свою эффективность. Это касается и «Спутника V». У нас целый ряд стран ЕС (например, Венгрия, Словакия) зарегистрировали у себя наши вакцины. Это пример для остальных членов ЕС и Североатлантического альянса.

Насчет виз для делегации. Визы выдавались не только с учетом эпидемиологических соображений, но и с известной политической задержкой. Мы это видели. Целый ряд наших сотрудников до сих пор не получил визы, в том числе депутаты Госдумы, включенные в состав делегации. Будем добиваться от руководства Секретариата ООН выполнения его обязанностей по обеспечению всех договорённостей, зафиксированных в соглашении между ООН и хозяйкой штаб-квартиры — США. Накопились многочисленные проблемы в грубейшем нарушении этого соглашения и обязанностей страны-хозяйки штаб-квартиры ООН, включая упомянутый Вами отъем дипломатической собственности. Комитет Генеральной Ассамблеи по сношениям со страной пребывания высказался о том, что это недопустимо и неправильно. Генеральный секретарь уже не один год, как должен был начать процесс арбитража в отношении этих действий США. Вчера с ним встречались, я напомнил ему. Рад, что при разговоре присутствовал его юридический советник М. де Суареш, который обязан инициировать необходимые шаги. Эти шаги существенно запаздывают.

Президент США Дж.Байден сказал, что США больше никогда не будут применять силу для того, чтобы изменить порядок в других странах. «Никогда не говори никогда». Знаем, как администрация Д.Трампа взяла и вышла из договоренности по иранской ядерной программе, которую заключила администрация Б.Обамы. Сейчас, когда идут переговоры о том, чтобы восстановить в полном объеме СВПД по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, иранцы, среди прочего, задают вопрос американцам: могут ли они записать при возобновлении действия этого плана, что следующие администрации будут уважать то, о чем сейчас договорятся? Американцы отвечают, что не могут так сделать — у них такая система. Есть международное право, а есть «дышло».

Президент США Дж.Байден сказал, что теперь наступает эпоха «интенсивной дипломатии». Это означает, что они будут другими средствами пытаться устраивать жизнь других стран так, как американцам кажется правильным. Те же цветные революции. Это не применение силы, но работает не менее разрушительно: посмотрите на Ливию, Ирак, Сирию, на нашу соседку Украину.

Мы хотели бы, чтобы США сделали следующий шаг и вслед за обязательством не применять силу для того, чтобы переделывать других, не занимались этим вообще. Признать, что все разные. У нас разные культурные, цивилизационные корни. Но мы живем на одной планете. Надо друг друга уважать.

Вопрос: По нашей информации сейчас активно готовится визит в Москву заместителя Госсекретаря В.Нуланд. На каком этапе находятся эти переговоры? Когда можно ожидать визит? Что Москва ждет в ответ на временное снятие ограничений с фигурантки российского «черного» списка?

С.В.Лавров: Если у Вас такие источники информации, что Вы об этом знаете, поинтересуйтесь у тех, кто передал Вам эту информацию. У нас готовится целый ряд контактов по линии МИД России и Госдепартамента США. Это не единственное направление, по которому ведутся обсуждения.

Исходим из того, что когда обе стороны договорятся о том, что контакт состоится в конкретный день и по такому-то вопросу, будет сделано соответствующее объявление.

Вопрос (перевод с английского): Хотела бы задать вопрос по СВПД. Госсекретарь США Э.Блинкен заявил, что нужно действовать быстрее, время истекает. Министр иностранных дел Ирана А.Абдоллахиян заявил вчера, что они готовы. Похоже, они получают противоречивые сигналы от США, но скоро соглашение должно быть. Вы участвовали в достижении этой «сделки». Вы можете предположить, как участник переговоров, что будет, если США не вернется к соглашению и Иран продолжит развивать ядерную программу? Какой самый худший сценарий?

С.В.Лавров: Иран не делает ничего, что было бы ему запрещено. Поскольку он соблюдает Договор о нераспространении, дополнительный протокол к соглашению о всеобъемлющих гарантиях. ИРИ сейчас не соблюдает большинство из своих обязательств, которые заключались в СВПД и которые сейчас не действуют, потому что американцы разрушили эту договоренность.

Речь идет о том, чтобы восстановить ее в полном объеме. Тогда у Ирана не будет оснований делать исключения из того, что он обязался выполнять. МАГАТЭ, в том числе в лице Генерального директора, находится в контакте с иранцами. У них есть полная картина происходящего там. Им не перекрывают доступ к работам, которые Иран проводит в рамках своей ядерной программы. У МАГАТЭ нет оснований полагать, что вывод, сделанный в 2015 году об отсутствии признаков перенаправления ядерной программы на военные нужды, перестал действовать. У них нет оснований пересматривать этот вывод. Об этом они прямо говорят.

Конечно, хотим, чтобы переговоры о полноценном восстановлении СВПД возобновились как можно скорее. Но, во-первых, правительство в Иране только сформировано. Они говорят, что им потребуется еще неделя-две (надеюсь, не больше), чтобы составить свою переговорную команду. Там произошли кадровые перемены. Во-вторых, когда США вышли из СВПД, Иран больше года добросовестно выполнял все, что он обязался делать по этому документу в ожидании, что США образумятся и вернутся в эту «сделку». Говорить о том, что сейчас время истекло, может кто угодно, только не Вашингтон. Да, это была прошлая Администрация, но это наследство, которое получила нынешняя, тем более она является автором СВПД. Тут сам Бог велел активнее заниматься решением всех вопросов, связанных с этим.

Там существует одна тема — это санкции, которые американцы незаконно ввели против Ирана якобы за нарушение СВПД. Но санкции касаются не только иранской стороны. Они ввели санкции еще и против всех, кто осуществляет законную торговлю с Ираном, в том числе поставки продукции военного назначения, запрет на которые закончился. Эти санкции должны быть сняты в рамках восстановления СВПД. И все торговые партнеры Ирана по всем направлениям коммерческих обменов не должны страдать от американского одностороннего жеста.

Вопрос (перевод с английского): Грозит ли экономике Ирана коллапс, если СВПД не будет восстановлен?

С.В.Лавров: Мы даже не рассматриваем такие сценарии. У нас есть серьезная надежда и продуманный оптимизм, что сможем достичь результата. По крайней мере, все этого хотят, включая США и Иран.

Вопрос (перевод с английского): Обстановка на северо-западе Сирии обострилась после того, как Россия усилила воздушные удары в этом районе за последние недели. Это происходит накануне саммита Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Турецкой Республики Р.Т.Эрдогана. Планирует ли Россия прекратить атаки в преддверии переговоров на высшем уровне?

Удалось ли достичь соглашения или консенсуса по ситуации к востоку от Евфрата в результате переговоров в Женеве между заместителем Министра иностранных дел России С.В.Вершининым и координатором ближневосточной политики Совета национальной безопасности США Б.Макгерком?

С.В.Лавров: Мы применяем силу на северо-западе Сирии в соответствии с требованиями, содержащимися в резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, постановившей бескомпромиссно бороться с терроризмом на сирийской земле.

Упоминал, что по Идлибу была специальная договоренность Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Турецкой Республики Р.Т.Эрдогана. Турецкие коллеги взяли на себя обязательство отделить нормальных, вменяемых оппозиционеров от террористов. Это должно было быть сделано давно. Пока этого не произошло. Есть медленный прогресс, но угрозы терроризма, которые проецируют бандиты из Идлибской зоны деэскалации, постоянно возобновляются. Эти люди атакуют позиции сирийской армии и неоднократно пытались запускать ударные беспилотники, для того чтобы атаковать нашу военно-воздушную базу Хмеймим.

Турецкие друзья прекрасно знают, что мы не будем мириться с подобным поведением и отношением этих бандитов к той роли, которую выполняют турецкие военнослужащие в Идлибской зоне деэскалации. Будем предметно разговаривать в контексте подготовки к встрече президентов. На саммите 29 сентября одним из основных будет вопрос: как добиться того, о чем мы договаривались, и не позволить террористам «править бал»?

Что касается контактов с США по вопросам правого берега Евфрата, они периодически проходят. Мы обращаем внимание на нелегитимность присутствия США на сирийской территории, на возмутительную ситуацию с зоной под названием Эт-Танф (радиусом 55 км), которую они оккупировали, и на ситуацию, сложившуюся на подконтрольной американцам территории в лагере «Рукбан». Это долгая история.

Контакты, проходящие по линии министерств иностранных дел и советов безопасности, в основном касаются того, что американцы находятся там нелегально, нелегитимно, но они там есть. Это реальность. Учитывая их стремление по поводу и без повода стрелять из всех орудий, мы с ними договариваемся о т.н. механизме деконфликтинга. Он работает. Обращаю внимание, что он функционирует вопреки юридическим запретам на контакты по линии военных, введенным Конгрессом США. Недавно руководство Объединенного комитета начальников штабов США публично высказывало свои оценки, что это неразумно, и нужно снять ограничения на контакты по линии военных. Думаю, это пойдет на пользу не только деконфликтингу в Сирии, но и развитию нашего диалога по проблемам вооружений в целом.

Вопрос (перевод с английского): Турецкая сторона выразила озабоченность в связи с участием жителей Крыма в прошедших недавно выборах в Государственную думу Российской Федерации. И это несмотря на оказываемую Россией гуманитарную помощь Турции для борьбы с пандемией коронавирусной инфекции, а также военно-техническое сотрудничество. Как бы Вы могли прокомментировать подобный дисбаланс в двусторонних отношениях?

С.В.Лавров: Не только Турция заявила, что они «озабочены», «осуждают» голосование в Крыму. Я объясняю этот «шум» двумя вещами. Во-первых, пять лет назад, когда были выборы в Государственную думу предыдущего созыва, никто не делал подобных заявлений. По крайней мере, они не звучали так громко. У меня бы отложилось в памяти, что это происходило, но такого не было.

Сейчас ухватились за «крымскую тему», включая лихорадочный созыв т.н. Крымской платформы в Киеве, шум по поводу голосования. Думаю, это попытка отвлечь внимание от того, что Киев во главе с Президентом В.А.Зеленским позорно провалил свои обязательства по Минским договоренностям относительно преодоления внутриукраинского конфликта на востоке страны. Очевидная вещь. Принимаются законы, по сути, запрещающие предоставлять статус юго-востоку Украины, как того требуют Минские договоренности.

Обращали внимание германских, французских коллег, Евросоюза на то, что их «клиенты» перечеркивают решения Совета Безопасности ООН, потому что именно СБ утвердил Минские договоренности. К сожалению, они все стыдливо «прячут взор». А тем временем Президент В.А.Зеленский понял, что ему надо переключить внимание с собственного провала, саботажа Минских договоренностей. Вот и стали разыгрывать «крымскую тему».

Вторая причина, почему они это делают, – это дипломатический непрофессионализм. Профессионалы прекрасно понимают, что вопрос с Крымом закрыт раз и навсегда.

Вопрос (перевод с английского): Франция наряду с другими европейскими государствами выразила озабоченность присутствием российских военных «контрактников» в Мали. Какова позиция Москвы по этому вопросу?

С.В.Лавров: Слышал эти вопросы. Мне их задавали и Министр иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дриан, и Высокий представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррель.

В Мали сейчас переходная власть. Она прилагает усилия к тому, чтобы вернуться к жизни по конституционному порядку, подготовить выборы, вернуться к гражданской форме правления. На февраль назначены выборы, которые будут проводиться под эгидой Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС) и Африканского союза.

Переходные власти Мали подчеркивают свою приверженность международным обязательствам, ведут борьбу с терроризмом. Они обратились к частной военной компании из России в связи с тем, что, как я понимаю, Франция хочет существенно сократить свой воинский контингент, который там находился и должен был бороться с террористами, засевшими на севере, в районе под названием Кидаль. Но у них ничего не получилось сделать, и террористы по-прежнему «правят там бал».

Поскольку малийские власти оценили свои собственные способности как недостаточные без внешней поддержки, а она сокращается со стороны тех, кто обязался помогать искоренять там терроризм, то они обратились к российской частной военной компании. Мы не имеем к этому никакого отношения. Эта деятельность осуществляется на законной основе и касается отношений между принимающей стороной – это законное правительство, признанное всеми как легитимная переходная структура, – с одной стороны и теми, кто предлагает услуги по линии иностранных специалистов.

Подчеркну, что по линии государства (не частных военных компаний) мы тоже вносим вклад в обеспечение обороноспособности Мали, ее боеготовности для искоренения террористических и прочих угроз, поставляя военно-техническую продукцию в качестве нашей помощи. В рамках СБ ООН участвуем в выработке оптимальных подходов к продолжению миротворческих усилий.

Не вижу каких-либо причин для того, чтобы подвергать это какому-то сомнению. Министр иностранных дел и международного сотрудничества Мали А.Диоп, с которым встречался вчера, говорил с журналистами на эту тему. Здесь не возникает вопросов. Лучше говорить о другом. Наши коллеги из Евросоюза, как сказал мне Ж.Боррель, просят нас «вообще не работать» в Африке, потому что «это их место». Лучше было бы синхронизировать действия ЕС и Российской Федерации в том, что касается борьбы с терроризмом не только в Мали, но и в целом в Сахаро-Сахельском регионе. А говорить, что «они здесь первые, поэтому мы должны уйти», во-первых, оскорбительно для правительства в Бамако, пригласившего внешних партнеров, во-вторых, так вообще нельзя ни с кем разговаривать.

Источник: https://www.mid.ru/web/guest/meropriyatiya_s_uchastiem_ministra/-/asset_publisher/xK1BhB2bUjd3/content/id/4867149

https://embassylife.ru/

Share.

About Author

Leave A Reply