Понедельник, 6 февраля

Обширное наследие Зинаиды Чирковой

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

2 декабря 1931 года родилась уникальная женщина – Зинаида Чиркова – россиянка по происхождению и гражданскому статусу, молдаванка по последнему месту жительства, чьё творчество в течение жизни претерпело поразительную метаморфозу: 15 лет она отдала журналистике, 15 лет – кинодокументалистике и еще 15 лет посвятила романистике.

Детство и юность

Известно, что нашу модель мироощущения «лепит» раннее детство. А оно у Зинаиды Чирковой выдалось счастливым. Она родилась в приуральском селе Темляково близ Кургана. В душе её навсегда запечатлелись радости вольготной жизни деревенского ребёнка вроде парного молока, белой кипени черёмуховых зарослей и текущей в лесу рядом с селом говорливой речки Боровлянки. В прозрачной воде обитало множество всякой живности, которую можно было наблюдать, сидя на берегу. А поднимешь голову – в зелёном хитросплетении крон, в синем небе было не меньше чудесных объектов наблюдения. В летние дни они с братом и сестрой бегали по живописному песчаному берегу, на котором встречались орхидеи – венерин башмачок, и видели бобров, перегораживавших речку плотиной.

На седьмом году её жизни семья переехала в Курган. А через три года грянула Великая Отечественная война. Старший брат Зины Константин, лейтенант, её отец Кирилл Малофеевич и пятеро папиных братьев ушли на фронт и сложили свои головы на полях сражений. Сестра Аня, тогда 14-летний подросток, поступив на оборонный завод, встала у токарного станка.

Начало профессионального пути

Зина еще школьницей решила, что станет журналисткой. Ей очень интересны были люди. А нет лучшего повода для доверительного общения с человеком, чем просьба об интервью для газеты. У неё была потребность наполнить свою внутренние закрома «зерном» человеческих судеб. Когда она окончила школу в Кургане, дорога её выложилась сперва в Свердловск, в тамошний университет, а затем в Ленинград. Она перевелась в ЛГУ на факультет журналистики и закончила обучение в 1955 году. Мать к тому времени уже переехала на Крайний Север, в Мурманск, и дочь качестве молодого специалиста поехала туда же. В итоге 15 лет проработала в разных газетах Заполярья – в Мурманске, на Кольском полуострове. Участвовала в создании молодежной газеты «Комсомолец Заполярья» и стала её главным редактором.

Склонная к экстриму, она с блокнотом и «лейкой» в руках то на собачьих или оленьих упряжках, то на лыжах ездила в самые труднодоступные места тундры, заходила в чумы, поднималась на ледоколы, наблюдала северное сияние, плутала в густом тумане, пила ледяную воду из лыжни… И везде находила замечательных героев для своих талантливых репортажей и очерков. Её стиль, по отзывам знавших её людей, можно было бы назвать «человечной журналистикой».
Писала она и для центральной прессы. В 60-х годах в газете «Правда» замелькала фамилия нового корреспондента Зинаиды Чирковой, главреда «Комсомольца Заполярья». Её очерки «Морская соль», «Сюжеты за кадром» и другие привлекли внимание читателей новизной тем, глубиной раскрытия характеров, свежестью и образностью русского языка.

Смена интересов

Тем временем копилка жизненных историй, образов и характеров нашей героини неуклонно наполнялась. Переварившись во внутреннем котле, они потребовали выхода уже в новом качестве – в виде литературных персонажей. Так Зинаида Чиркова начала свою литературную деятельность. Первый её рассказ назывался знаково «Это и есть счастье», второй – «Ошибка». Затем последовали другие. В московском журнале «Октябрь» появилась её первая повесть «Мужчины», которую высоко оценил главный редактор этого издания Всеволод Кочетов. По сюжету, мальчик из детдома отправляется на поиски своей матери и нашёл её… в том же детдоме в лице воспитательницы.

Журналистка подняла запретную тогда проблему брошенных детей. Потом эту тему подхватили и раскрутили другие. Увы, но в КГБ уже летел донос – в этой повести кто-то отыскал враждебные строю тенденции. Итог – рассыпанный набор второй повести «Дорога твоя на север». Дверь в литературу для Зинаиды надолго была захлопнута. Но она не отчаялась, а решила освоить профессию киношника. Тем более, что уже успела к тому времени получить диплом сценариста, проучившись четыре года во ВГИКе (мастерская И. Василькова и А. Никифорова) и успешно закончив его.

Ну а повесть «Мужчины» вышла отдельным изданием уже в Кишиневе, куда она вместе с мужем Николаем Гибу, однокурсником по ВГИКу, приехала на постоянную работу и стала членом сценарно-редакционной коллегии киностудии «Молдова-филм» и автором более 30-ти сценариев, по которым были сняты документальные фильмы, а также нескольких сценариев к художественным фильмам, снятым Николаем Гибу.

Из журналистки – в документалистки

По словам Чирковой, они с мужем решили создать целую галерею образов наших современников-тружеников 80-х годов минувшего века от простой арматурщицы завода ЖБИ-4 Веры Буги до крупных молдавских ученых братьев Москаленко. «Мы рассказали о дельном председателе Рышканского райсполкома Д.Гуцу, о человеколюбивом председателе агрокооператива В.Кожокару из Бричанского района, о талантливой участнице художественной смодеятельности из села Цауль Окницкого района Марии Раку, враче по профессии, сыгравшей на сцене местного Дома культуры Василуцу из пьесы И. Друцэ «Каса маре» и Виринею из далёких лет гражданской войны. В своих четырех картинах «Привет из 1937-го, 1949-го и других годов», а также «Заключенный Р-886», мы постарались вернуть добрую память о тех, кто невинно пострадал в годы массовых репрессий».

Новая страница биографии – редактор фильмов

Какими ей самой запомнились 15 лет редакторства? В одном из интервью она так отвечает на этот вопрос: «Все наши фильмы в то время выходили на союзный экран, поэтому делались на русском языке. Потом переводились на молдавский. От редактора во многом зависело качество текстов, диалогов в картине. Те ляпы, которые актеры вольно или невольно допускали во время съемок, приходилось нам исправлять уже в чистовой записи при тонировке фильма. Кроме того, наше знание людей, с которыми мы вместе учились в институте, помогло нам привлекать к работе в молдавском кино профессиональных драматургов и актеров, для которых мы были своего рода гарантом качества. Так мы привлекли драматургов Э. Володарского, А. Инина, Б. Шустрова, А. Усольцева («Обвиняются в убийстве» (Госпремия СССР), «Лето рядового Дедова», «Крепость», «Ошибка Тони Вендиса», в которых я была редактором) и артистов первой величины Клару Лучко, Бориса Плотникова, Тамару Сёмину, Андрея Мягкова, Ларису Лужину, Светлану Крючкову, Григоре Григориу для съемок в фильмах Гибу по моим сценариям «Офицер запаса», «Виновата ли я», «Найди подкову на счастье», «Игра в смерть, или Посторонний».

“Лето рядового Дедова”

Книга из «неуютной жизни»

В пору националистического угара, когда маститых специалистов увольняли с их места работы только за то, что они были русскоязычными, та же участь ждала Зинаиду Чиркову. Она опять не ударилась в уныние, а села и, по её словам, «от неуюта жизни»… написала роман. Как это произошло?

Вот что наша героиня сама признавалась: «Настали времена, когда обстановка националистического психоза части населения лишила нас надежды на творческую перспективу. В статье одного из адептов национализма Н.Дабижи в газете «Литература ши арта» под заголовком «Русоачеле» (Русачки) говорилось о «негативном» влиянии русских жен на деятелей культуры Молдавии. А я и есть «русоайка», ведь мой муж – коренной молдаванин. К счастью, я вспомнила, что умею не только править чужие сценарии как редактор. И я стала писать романы. Мне и раньше говорил главный редактор журнала «Октябрь» Кочетков: «Зина, ты же талант! Брось эту кинематографию и займись по-настоящему литературным творчеством. У тебя это здорово получается». Тогда я его не послушала, увлеклась кино и немало сделала на этом поприще. Но в новых условиях вспомнила тот наказ. Стала писать романы на исторические темы. Есть такая серия романов «Сподвижники и фавориты».
Дело это непростое. Нужно было перелопатить «горы словесной руды» (по выражению Маяковского), горы архивных документов, а на это нужно было время. Первый роман «Украденный трон» я писала 8 лет. С ним мне повезло. Его взяли у меня с первого предъявления. Но так было не всегда. Случалось, нужно было обойти до пятнадцати московских издательств, чтобы найти покупателя своей продукции. Да и платили за такую работу немного – примерно тысячу долларов за книгу. А времени на ее написание требуется до двух лет. Но новое дело накрыло меня с головой. Сама себе удивляюсь. Просто в азарт какой-то вошла. Хотелось доказать, что «русоайчеле» дадут фору любому молдавскому писателю в творческом соревновании. Процесс написания романа очень похож на журналистское расследование. С той разницей, что события происходили давным-давно. Но что любопытно – когда автор в «теме», его будто кто-то ведет по следу и подбрасывает нужную информацию».

В итоге за последние 15 лет своей жизни Зинаида Кирилловна написала 10 романов. Она увидела их изданными и неоднократно переизданными в Москве крупными тиражами. Среди них «Украденный трон» (о начале царствования Екатерины II и о святой блаженной Ксении Петербургской), «Дитя греха» (о папессе Агнессе Ланглуа), «Граф Никита Панин», «Звезда печального счастья» (о Наталье Фонвизиной, жене декабриста, последовавшей за ним в Сибирь, покровительнице Достоевского, знавшей тайну старца Фёдора Кузьмича (Александра II), «Кабинет-министр Артемий Волынский», «Константин Павлович. Корона за любовь» (о судьбе второго сына Павла I и Маргариты Тучковой, игуменье Спасо-Бродинсткого монастыря), «Елизавета Алексеевна. Тихая императрица», «Проклятие визиря. Мария Кантемир», «Вокруг трона Екатерины Великой», «Софья Гречанка и Елена Волошанка. Свекровь и невестка».

Приведём в качестве наглядности роман о Екатерине II. Вооружённая выписками из архивных документов, даром художественного анализа, воображением и интуицией, она создала не смакующе-эротический (а было где разгуляться!) и не помпезно-монументальный, а согретый человеческим сочувствием, живой и объёмный образ весьма своеобразной, крупной исторической личности и великой державницы.

В романе-мозаике, состоящем из девяти повестей, рассказывается о самых известных фаворитах Екатерины. По словам писательницы, «слава России, добытая ими, приносила славу лично ей. Она старалась вывести страну на первое место. Без единого выстрела, благодаря Потёмкину, «проглотила» Крым и прикубанские степи – никто в Европе или Турции и пикнуть не посмел, потому что сильна была. Такова была сущность Екатерины – она не могла отделить любовь от политики. Каждого нового любовника, все моложе и энергичнее прежнего, ввергала в пучину государственных проблем. Прозревая в очередном избраннике талант и государственную жилку, она искренне влюблялась в него и в каждом новом увлечении действовала с максимальной пользой для Отечества.
Что касается того, что, приняв православие, она должна была помнить о грехе прелюбодеянии, то о Екатерине никак нельзя сказать, что она была набожной. Её учителем был столь не любимый церковниками Вольтер. Каждая новая любовь давала ей огромный прилив жизненных сил. В юности нахлебалась унижений от стареющей Елизаветы, когда 15-летней вышла замуж за её сына. Слёзы были её постоянным убежищем. Она 9 лет оставалась девственницей, так как муж по физиологическим причинам не мог осуществлять супружеский долг, пока, по подсказке Екатерины, не был прооперирован. И тут же завел себе любовницу, не скрывая, что именно её хочет видеть с собой на троне. Живя, как в тюрьме, Екатерина знала, что её ждет либо казнь, либо монастырь, либо, в случае успешного заговора, престол. И она на плечах братьев своего возлюбленного Орлова на него взобралась».

Ориентир на святую блаженную

Ориентир на святую блаженную Зинаида Чиркова всегда была кипуче жизнелюбивой. В юности занималась волейболом, состояла в команде. Любила шахматы и научила этой интеллектуальной игре всех своих родных. Обожала управлять автомобилем и часто «лихачила», за что гаишники не раз штрафовали её. Бросила крутить баранку лишь после того, как попала в дорожную аварию. Кроме того, очень любила садоводство, обожала копаться на дачном участке, разводить цветники. Их с Николаем Гибу дача была настоящим дискуссионным клубом для единомышленников. Бог дал Чирковой и Гибу двух любящих сыновей, из которых один – Игорь Чирков-Гибу – стал кинорежиссером. Внук Егор учится во ВГИКе.

В одном из своих последних интервью газете «АиФ-Молдова» Зинаида Кирилловна сказала: «Я 15 лет отдала журналистике, научившей меня вглядываться в материал и обрастать идеями, бродящими в обществе. Следующее 15-летие посвятила кинодеятельности и драматургическому осмыслению этого материала. Затем всё вылилось в 15 лет романистики как логического продолжения первых двух этапов. Ловко, плавно кто-то подвёл. Ну и 15 лет «блондинкой за рулём» откатала, лихачила, пока в аварию не угодила. Писательство началось со сценария о блаженной Ксении Петербургсой, роль которой хотела сыграть Клара Лучко. Патриарх Алексий благословил нас. Но коль скоро денег не нашлось, я сделала роман. В качестве антипода главной героини вывела императрицу Екатерину II – та была на вершине власти и по сто раз на дню меняла платья, а другая 45 лет зимой и летом ходила в разбитых башмаках и рваной одежде. Одна работала на свой век и на себя, другая – на небо и людей».

Автор статьи: Варвара Картушина

Share.

About Author

Leave A Reply