Понедельник, 4 марта

Интервью директора Департамента международных организаций МИД России П.В.Ильичева международному информационному агентству «Россия сегодня», 8 февраля 2023 года

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Вопрос: Намерена ли Россия поддерживать в ООН инициативу об отправке миссии ООН по установлению фактов в Лачинский коридор для оценки гуманитарной ситуации, если подобную идею поднимут в СБ западные партнеры, после соответствующей резолюции Европарламента? Считают ли в Москве необходимым поставить в ООН вопрос о том, чтобы российские миротворцы в зоне карабахского конфликта были наделены мандатом ООН, и найдет ли это, по Вашему мнению, поддержку среди членов СБ?

Ответ: Исходим из того, что реализация любой инициативы по оказанию содействия сторонам в урегулировании проблемных моментов возможна только при наличии на то официального согласия как Баку, так и Еревана. Поэтому вести какой-либо предметный разговор можно лишь в случае, если азербайджанцы и армяне сами выразят соответствующую заинтересованность.

Пока же единственным гарантом поддержания стабильности в зоне нагорнокарабахского конфликта остаётся российский миротворческий контингент. Необходимость наделять его мандатом ООН отсутствует, так как модальности деятельности наших миротворцев уже чётко зафиксированы в первом трёхстороннем заявлении лидеров России, Азербайджана и Армении от 9 ноября 2020 г. По этому поводу среди участников спора наблюдается консенсус, и данный факт носит здесь ключевой характер.

Вопрос: Ранее в Армении высказывались идеи о том, что в Нагорный Карабах следует отправить многонациональную миссию миротворцев ООН, как Москва относится к этой инициативе? Будет ли её поддерживать?

Ответ: Со всеми задачами по восстановлению мира и безопасности в Нагорном Карабахе эффективно справляется российский миротворческий контингент. В этой связи следует особо отметить, что деятельность российских миротворцев поддерживают и в Баку, и в Ереване, что имеет ключевое значение в условиях неопределённости окончательного статуса территории.

Из международных и иностранных организаций до сих пор в Нагорном Карабахе работает только Международный комитет Красного Креста. Гуманитарные агентства ООН разрешение азербайджанцев и армян на доступ в анклав так и не получили, даже для проведения первичной миссии по оценке потребностей. Трудности возникают по политической причине невозможности выдержать равноудаленную позицию со сторонами, включая модальности заезда и выезда в регион, отчётности, контроля и юридической основы для выстраивания гуманитарной деятельности.

В этих условиях отсутствия подвижек по налаживанию даже международного гуманитарного содействия Нагорному Карабаху практическое осуществление идеи об отправке международного миротворческого контингента, что к тому же потребует санкции СБ ООН, едва ли реалистично.

К тому же, как показывает практика, не всегда миротворческие миссии, развёрнутые по мандату СБ ООН, пользуются доверием у принимающих государств. В некоторых случаях последние выступают за вывод «голубых касок» из-за их низкой эффективности. Поэтому вопрос заключается не столько в том, кто санкционировал миротворческую операцию, сколько в наличии доброй воли обеих сторон конфликта в его прекращении и ликвидации его последствий.

Вопрос: Удовлетворена ли Россия тем, как выполняется та часть «зерновой сделки», которая предполагает снятие ограничений на экспорт российского зерна и удобрений? Готова ли Россия к продлению сделки на очередные 120 дней в марте, есть ли в этом необходимость? На Украине ранее высказывали идеи о том, что «продуктовую сделку» можно было бы расширить и включить в неё поставки стали – рассматривает ли Москва это предложение всерьёз? Есть ли подвижки в работе с ООН по перезапуску аммиакопровода из Тольятти в Одессу, который предусмотрен «зерновой сделкой»?

Ответ: Через полгода после подписания в Стамбуле 22 июля 2022 г. «пакетных» договоренностей констатируем, что до сих выполняется только «черноморская инициатива» по вывозу украинского продовольствия. Правда, вразрез с изначально заявленными гуманитарными целями борьбы с голодом и помощи нуждающимся странам, по факту, речь идёт о сугубо коммерческом экспорте украинского зерна. Грузы, на 70% состоящие из кормовой кукурузы и фуражного зерна, направляются преимущественно в государства с высоким уровнем доходов (47%) и выше среднего (33%). В собственно бедные страны (Сомали, Эфиопия, Йемен, Судан, Афганистан, а также Джибути) было направлено меньше 3% продукции. В этой связи инициатива даже была переквалифицирована из гуманитарной в коммерческую.

Об эффективной реализации Меморандума Россия-ООН по нормализации отечественного сельхозэкспорта говорить пока не приходится. Под пропагандистские разговоры западников о том, что их санкции якобы не распространяются на продовольствие и удобрения, нам вместе с экспертами ООН, по сути, приходится работать над изъятиями из вторичных рестрикций. Профильный «Россельхозбанк» остается отключенным от SWIFT, страховые премии носят запретительный характер, доступ в порты отсутствует, а европейцы с 22 июля 2022 г. приняли три новых пакета санкций с дополнительными ограничениями, в том числе для нашего сельхозэкспорта.

Наглядным примером блокирования западниками российских поставок является работа по безвозмездной передаче 262 тысяч тонн наших удобрений, «застрявших» в портах ЕС, беднейшим странам. Направили официальное обращение на этот счёт Генсекретарю ООН 7 сентября 2022 г. Первая и единственная партия в 20 тысяч тонн была отправлена из Нидерландов в Малави 29 ноября 2022 г., прибыла в промежуточный пункт в Мозамбике 28 декабря 2022 г. и сейчас находится на пути в Малави.

Таким образом, на передачу лишь 10% удобрений под эгидой ООН потребовалось более 5 месяцев. И это при том, что российская сторона взяла на себя все расходы по доставке и транспортировке продукции помимо собственно её стоимости, а также оплатила «посреднические услуги» Всемирной продовольственной программы ООН. Важно подчеркнуть, что это чисто гуманитарная акция, на которую вообще никакие ограничения не должны распространяться в принципе. Но если и её выполнение идёт с таким трудом, то можно представить, с какими сложностями сталкивается наш экспорт.

В этой связи наша позиция по вопросу дальнейшего продолжения «зерновой сделки» остается прежней – без осязаемых результатов по реализации Меморандума Россия-ООН, включая снятие санкционных препятствий для российского сельхозэкспорта, а также устранения географических и номенклатурных «перекосов» в выполнении «черноморской инициативы», вся концепция «пакетных» Стамбульских договоренностей теряет смысл. Нет оснований и для количественного и качественного расширения вывозимой украинской продукции. Особенно с учётом продолжающегося блокирования Киевом по политическим причинам возобновления прокачки аммиака через трубопровод «Тольятти-Одесса», несмотря на то, что соответствующий пункт прописан в обоих Стамбульских документах.

Вопрос: Как Москва оценивает перспективы перезапустить в Совбезе ООН обсуждение частичного снятия санкций с Северной Кореи в качестве жеста доброй воли для разрядки напряженности на Корейском полуострове?

Ответ: Для частичного снятия или полной отмены санкций Совета Безопасности ООН в отношении КНДР потребовалось бы принятие новой резолюции. Мы с китайскими партнёрами всё время говорим о необходимости начинать такой процесс. И не только говорим, а предлагаем конкретные решения. Например, составили проект специальной резолюции, призванной избавить народ Северной Кореи от избыточного санкционного бремени и одновременно стимулировать переговорные усилия. К сожалению, США и их союзники не хотят с этим работать. Пропускают мимо ушей даже аргументы гуманитарного характера. В желании сломить непокорных северокорейцев они абсолютно «зациклены» на санкциях – как ооновских, так и своих собственных, которые не имеют ничего общего с международной законностью. В других направлениях политическая мысль не движется. Неискренние убаюкивающие речи о стремлении к миру не только не подкрепляются реальными делами – они теряют всякий смысл на фоне чёткой линии на обострение ситуации вокруг Корейского полуострова. Нынешнее руководство основных союзников Вашингтона в Северо-Восточной Азии покорно следует этой милитаристской логике. Незаинтересованность Запада в поисках путей разрядки при уважении интересов всех региональных игроков хорошо считывается в Пхеньяне и провоцирует новые волны напряжённости.

Запад не желает признавать очевидную вещь: санкции себя не оправдали, усилили страдания простого народа и лишь отодвинули возможность урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова. Вместо того чтобы остановиться, подумать и прислушаться к здравомыслящим голосам, западные представители стремятся ещё туже затянуть «санкционную удавку». Мы, естественно, этому противодействуем. В частности, в мае прошлого года совместно с китайскими коллегами нам пришлось заветировать американский проект резолюции, направленной на ужесточение ограничений против КНДР. По своим объёмам они приближались к тотальной блокаде.

В условиях отторжения в западных столицах любых идей по ослаблению давления на Северную Корею на фоне проведения Пхеньяном ракетных пусков шансы на одобрение в СБ ООН политико-гуманитарной резолюции – будем объективны – довольно призрачны. Это не означает, что мы будем сидеть сложа руки. Мы во всеуслышание заявляем, что наша инициатива по-прежнему, как говорят дипломаты, «на столе», активно формируем мировое общественное мнение против санкционной «дубины», которая бьёт по простым гражданам и бесполезна в деле достижения мира.

Вопрос: Продвигается ли процесс обсуждения с партнерами темы переноса штаб-квартиры ООН из Нью-Йорка? Утратила ли в нынешних условиях актуальность возможного ее переноса в Швейцарию, учитывая последние шаги и заявления Берна в адрес Российской Федерации и по украинскому кризису?

Ответ: Следует отметить, что США действительно заставляют всё сильнее сомневаться в обоснованности их права сохранять за собой статус государства пребывания центральных учреждений ООН. В последнее время нарушения американцами обязательств по соответствующему соглашению со всемирной Организацией 1947 года не просто не прекратились, но и участились. Речь идёт как о беспричинной невыдаче виз делегатам для участия в мероприятиях по ооновской линии, так и о введении ограничений на передвижения работающих в Нью-Йорке иностранных дипломатов и даже о буквально «рейдерских» захватах дипсобственности в нарушение Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года.

Причём жертвами подобного произвола Вашингтона становится не только Россия, но и целый ряд других «неугодных» государств, которые вместе с нами регулярно обращают внимание на неправомерное поведение США в ходе дискуссий на площадке профильного Комитета по сношениям со страной пребывания. Со своей стороны намерены и впредь добиваться от Генсекретаря ООН А.Гутерреша запуска процедуры арбитража против американцев, предусмотренной указанным соглашением 1947 года. Необходимые для этого полномочия у португальца имеются, в том числе благодаря принимаемым уже несколько лет подряд резолюциям Генассамблеи ООН с призывами к нему «безотлагательно подвергнуть самому серьёзному рассмотрению» данный вопрос и «принять любые соответствующие меры» в целях его урегулирования.

Вместе с тем нужно понимать, что многие государства-члены ООН, даже принадлежащие к числу конструктивно настроенных представителей незападного мира и прекрасно осознающие деструктивный характер действий Вашингтона, пока что не готовы одобрить настолько радикальный шаг – в первую очередь ввиду существенных финансовых издержек от «переезда», которые неминуемо лягут на плечи государств-членов. Нельзя сбрасывать со счетов и серьёзное политико-экономическое давление, которое Соединенные Штаты готовы задействовать в любой момент в интересах грубого подчинения других стран своей воле. Так что в настоящее время подобная схема едва ли реализуема. Вместе с тем, конечно, мы продолжим уделять этому сюжету приоритетное внимание.

Что же касается возможного переноса центральных учреждений ООН в Швейцарию, то нельзя игнорировать отчётливый отход Берна от политики нейтралитета с момента начала нашей специальной военной операции на Украине и в Донбассе. Безусловно, швейцарцы и до февраля 2022 года тяготели к подходам Евросоюза по важнейшим международным досье, однако решение присоединиться к антироссийским санкциям ЕС окончательно поставило крест на их способности играть роль «честного брокера». Так что, очевидно, сегодня Швейцария едва ли подходит на место нового дома для штаб-квартиры Организации.

Источник: МИД России

Share.

Leave A Reply