Среда, 17 апреля

Когда появится новая валюта БРИКС и как она повлияет на рубль

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

22 января стало известно, что Бразилия и Аргентина планируют создать общую валюту, а другим странам Латинской Америки предложат присоединиться к валютному союзу, который может стать вторым по величине в мире. По оценкам Financial Times, валютный союз, охватывающий все страны Латинской Америки, будет представлять около 5% мирового ВВП. Крупнейший валютный союз мира — евро, на долю которого приходится 14% мирового ВВП. Но ряд экономистов, например бывший главный экономист Международного валютного фонда Оливье Бланшар, считает этот план безумным. Главная причина — большой разрыв в экономических показателях между странами.

Уровень инфляции в Аргентине в ноябре 2022 составил 92%, а в Бразилии — 5,9%. В Аргентине за месяц инфляция выше, чем в Бразилии за год. С 2017 года курс бразильского реала обесценился к доллару на 39%, а аргентинского песо — на 90%. В таких разных экономических условиях строить единый валютный союз сложно и опасно, в первую очередь для Бразилии.

Спустя 3 дня министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что на саммите БРИКС в августе 2023 года будет обсуждаться вопрос о создании единой валюты блока. Но это не первые разговоры о создании новой единой валюты для стран БРИКС.

Изначально идею создания такой валюты сформулировал клуб «Валдай» еще в 2018 году. Идея заключалась в создании корзины валют наподобие СДР (специальных прав заимствования), состоящей из национальных валют стран БРИКС. Назвать новую резервную валюту предлагалось R5 на основе названий валют стран БРИКС, каждое из которых начинается с буквы R: real, rouble, rupee, renminbi, rand.

Специальные права заимствования, или СДР, — искусственное резервное и платежное средство, которое эмитирует Международный валютный фонд. СДР основаны на корзине международных валют, которая включает доллар США, японскую иену, евро, фунт стерлингов и китайский юань.

Что известно о создании единой валюты БРИКС, насколько это правильный с точки зрения экономики шаг и какие риски несет для участников, мы обсудим в этом материале.

Что известно о новой валюте сейчас

Главное, на текущем этапе обсуждения ясно, что новая валюта не станет заменой национальных валют, и это хорошо.

Пример Европейского союза показывает, что переход на единую валюту стран с разным уровнем экономического развития порождает больше проблем, чем приносит пользы.

В своих решениях ЕЦБ опирается на средние значения по союзу, но внутри ЕС показатели могут сильно разниться. Например, в июне 2022 инфляция в еврозоне достигла 8,6%, но при этом на Мальте она была на уровне 6,1%, а в Эстонии — 22%. И это при целевом уровне инфляции Европейского союза в 2%.

Страны ЕС не могут проводить самостоятельную денежно-кредитную политику и вынуждены опираться на решения ЕС, которые основаны на «средней температуре по больнице».

Из-за экономического неравенства и невозможности проводить собственную денежно-кредитную политику в 2010-х разгорелся европейский долговой кризис. В 2007 году из-за замедления мировой экономики и надвигающегося ипотечного кризиса в США ЕЦБ начал поднимать ставку — и к концу года она достигла 4%.

Длительный период низких ставок привел к росту долговой нагрузки преимущественно в частном секторе. Например, в Греции долг частного сектора вырос с 83,2% ВВП в 2003 до 115% в 2007, а в Испании — с 202,8 до 276,1%.

Растущая ставка делала рефинансирование этого долга дороже, а замедление мировой экономики ограничивало возможности для погашения: денег страна зарабатывала меньше, а обслуживать долги становилось дороже.

В результате меньше денег оставалось на исполнение бюджета — и стране снова приходилось брать в долг. В разгар глобального финансового кризиса, к январю 2009, фондовый рынок Греции с пиков 2007 упал на 71%, а ВВП — на 6,8% в годовом исчислении. В результате бюджетный дефицит Греции к 2009 году достиг 15% ВВП, а в 2010 страна оказалась на грани дефолта: собственных денег для погашения облигаций не хватало, а рефинансировать долг Греция самостоятельно не смогла. На помощь пришли Международный валютный фонд и Европейский центробанк.

Главная задача создания собственной валюты в рамках БРИКС — упрощение торговли, финансирование проектов стран — участниц союза и снижение зависимости от доллара и евро в международных расчетах. Об этом, например, в начале января говорила министр иностранных дел ЮАР Наледи Пандор.

На первых этапах внедрения новая валюта могла бы играть роль расчетной единицы для проведения расчетов в национальных валютах и конвертации без участия доллара. В долгосрочной перспективе она могла бы стать средством расчетов и даже получить статус резервной валюты не только для стран БРИКС, но и для других государств.

Стоимость новой валюты может определяться на основе корзины валют стран — участниц валютного союза. Вес отдельной валюты в корзине может определяться в зависимости от уровня ВВП, объема золотовалютных резервов, сальдо торгового баланса и размера государственного долга. Одна из причин, по которой валюты развивающихся стран не используются в качестве резервных, — их высокая волатильность. Создание новой валюты на основе корзины других валют могло бы решить эту проблему.

Подготовка инфраструктуры для создания валюты

БРИКС и упрощения расчетов в национальных валютах началась еще в 2014 году, когда создали Новый банк развития. Позднее, в 2015, министры финансов стран БРИКС начали консультации о создании многосторонней платежной системы, аналогичной SWIFT.

Дополнительно в качестве меры ускорения и усиления валютной интеграции предлагается создать платформу для национальных валютных и фондовых бирж, что повысит ликвидность и объемы торгов валютами стран БРИКС и расширит возможности для хеджирования валютных рисков.

Реализация подобных мер исключила бы из конверсионной цепочки американские и европейские банки. Например, в настоящее время внешние расчеты с использованием безналичных транзакций в платежной системе UnionPay по паре «рубль — юань» требуют конвертации в доллары, что делает необходимым использование корреспондентских счетов в банках США.

Для решения этой задачи с 2019 года идет разработка единой платежной системы BRICS Pay, которая будет работать на территории пяти государств и объединит национальные платежные системы стран-участниц. Благодаря BRICS Pay конвертация в доллары через американские банки больше не потребуется, поскольку платежи будут производиться с использованием национальных валют стран БРИКС.

Система BRICS Pay также позволит членам союза снизить свою зависимость от международных платежных организаций, таких как SWIFT, Visa и Mastercard. Пилотный проект стартовал в ЮАР в начале апреля 2019 года. Ожидается, что полноценно BRICS Pay заработает к 2025 году.

Одним из главных инициаторов перехода на расчеты в национальных валютах выступает Россия. К 2025 году правительство планирует увеличить долю внешнеторговых расчетов в рублях в 2 раза — с 19,5 до 40%. Использование валют «дружественных» стран за аналогичный период должно увеличиться с текущих 1,6 до 20%. Таким образом, доля доллара и евро во внешней торговле снизится до 40% с текущих 78,9%.

А нужна ли новая валюта в физическом виде

Учитывая инициативы по запуску единой платежной системы BRICS Pay, целесообразность выпуска новой валюты в физическом виде вызывает вопросы. Если платежная система будет работать как задумано, то конвертация между валютами стран БРИКС будет быстрой и удобной. При этом страны сохранят суверенитет в денежно-кредитной политике и независимость в принятии решений.

В случае перехода на единую валюту странам пришлось бы договариваться и разрабатывать общие правила проведения денежно-кредитной политики. Опыт Европейского союза показывает, что создать справедливый валютный союз с учетом потребностей всех участников невозможно. Разный уровень экономического развития будет приводить к дисбалансам и провоцировать кризисы.

Скорее всего, новая валюта может стать платежным средством для проведения внешнеторговых операций между странами — участницами БРИКС или их торговых партнеров. Купить такую валюту можно будет на биржах стран союза и использовать для оплаты товаров или услуг в безналичной форме.

Как запуск валюты БРИКС повлияет на рубль

Если идею по созданию новой валюты реализуют на основе корзины валют БРИКС, то это должно стать позитивом для рубля.

Смещение фокуса во внешней торговле на страны БРИКС снижает зависимость от санкционного давления, а переход на торговлю в национальных валютах обеспечит стабильный спрос на рубль со стороны торговых партнеров.

У России стабильно положительный торговый баланс на протяжении 25 лет. Это означает, что рост доли платежей за российский экспорт в рублях будет поддерживать валютный курс. С другой стороны, стабильный поток поступлений в страну может вызывать повышенную инфляцию, с которой придется бороться повышением ставок, что будет ограничивать экономический рост.

Торговый баланс — разница между суммой экспорта и суммой импорта товаров страны. Сальдо торгового баланса отражает экономическую ситуацию в конкретной стране и степень зависимости ее экономики от внешних рынков и конъюнктуры на них Программный директор международного дискуссионного клуба «Валдай», макроэкономист Ярослав Лисоволик убежден, что создание новой резервной валюты на основе корзины валют стран БРИКС может приблизить национальные валюты к статусу резервных. В этом случае спрос на рубль и другие валюты стран БРИКС возрастет, что сделает их курс более стабильным.

Когда может появиться новая валюта

Процесс запуска новой валюты небыстрый. Например, идея создать единую валюту для стран Европы появилась еще в 60-х годах прошлого века, но как валюта евро появился намного позже.

В 1999 году началось безналичное обращение валюты, а банкноты и монеты начали циркулировать в Европе с 2002 года.

По оценкам экспертов, единая валюта в БРИКС может появиться не раньше 2050 года.

Источник: сайт БРИКС
Share.

Comments are closed.