Пятница, 23 февраля

Альтернативный путь развития для мусульманского Востока: Исламская Республика Иран в годовщину революции

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

В 1971 году Персеполис снова принимал в своих древних стенах «сильных мира сего», но на этот раз, не только из Персии – из разных уголков Земли. Правитель Ирана Мохаммед Реза Пехлеви решил устроить торжественный прием в честь 2500-летия персидской монархии и это празднование поистине было грандиозным. По приказанию шаха руины «города царей» стали настоящим зеленым оазисом. На его территории был высажен целый лес и заселен животными и птицами. Номера для гостей со всеми удобствами, без лишней скромности названные «царской деревней», были стилизованы под восточные шатры. Угощения для торжества готовили лучшие повара страны и региона.

Роскошный прием, совершавшийся в тот момент времени, когда в областях страны наступила сильная засуха, стал отправной точкой в цепи событий, которые по итогу привели к бегству шаха из Ирана и началу Исламской революции.

На данный момеент, государство обладает огромным научно-техническим потенциалом в области фармакологии, машиностроения и энергетики, о чем неоднократно упоминают иранские СМИ. Согласно данным, опубликованным на официальных ресурсах Рахбара, высшего руководителя Али Хаменеи, Иран является пятнадцатой державой в мире по научному потенциалу[1]. С другой – это страна, которая порицается Западом за проникновение во все области жизни граждан – начиная от образования и заканчивая выбором одежды.

Часто упоминаемое западными СМИ обязательное ношение хиджаба стало одним из первых нововведений культурной революции, последовавшей сразу после прихода к власти духовных лидеров. Шахский Иран был по восточным меркам крайне светской страной, в которой девушки могли появляться на публике с макияжем и в мини, а мужчины – пить алкоголь на вечеринках. Подобное поведение активно демонстрировалось и в массовой культуре: в кинематографе, журналах, в рекламных объявлениях[2]. Власть аятолл, высших чинов духовенства, поэтапно (и не без сопротивления) переводила все общество к «благонравному образу жизни мусульман». Считалось, что слишком вольное «вестернезированное» поведение было чуждо иранским гражданам и являлось лишь маркером зависимости политики Пехлеви от западных владельцев нефтяных месторождений[3].

Отчасти аятоллы, поднявшие революционные настроения на поверхность благодаря прихожанам мечетей, действительно были правы – нравы в крупных городах сильно отличались от мнения религиозно настроенного населения провинций. Если прибавить сюда борьбу с любой политической оппозицией, которая осуществлялась во времена правления Пехлеви силами САВАК (прим. – Министерство безопасности Ирана до 1979 года), быстрорастущая популярность духовенства, которая осуждала все действия режима окажется более чем очевидна. Даже на протесты мужчины и женщины старались выходить отдельными колоннами[4]. Таким образом, Исламская революция изначально носила в себе тот оттенок религиозности, который впоследствии будет перенесен на все сферы жизни общества.

11 февраля или 22 бахмана по солнечной хиджре (прим. – традиционная система летоисчисления в Иране и Афганистане) продолжает оставаться не только Днем победы Исламской революции, но и олицетворением национального доверия и единства, считает лидер Ирана Али Хаменеи. Он до сих пор уверен в деле революции, как и много лет назад: бывший одним из самых близких соратников лидера восставших Имама Хомейни, аятолла продолжает проповедовать идею непоколебимости религиозного государства.

«Волею Аллаха День победы Исламской революции в этом году передаст недвусмысленное послание врагу, а именно – его попытки уничтожить национальное единство обречены на провал и ему не расколоть народ и не отделить его от правительства»[5], – сказал он на выступлении в честь присяги офицеров и персонала на верность аятоллы Хомейни и революции в 1979 году.

Очевидно, что современный Иран – это вовсе не архаичные мысли и суждения об откате страны к «мусульманскому средневековью». Промышленность и наука в стране продолжают развиваться, несмотря на санкционные ограничения. На встрече с иранскими девочками Хаменеи говорит о том, что они «должны хорошо учиться, хорошо выполнять домашние задания, работать, размышлять, читать книги, чтобы в будущем, по воле Аллаха, оказаться в числе великих женщин»[6]. Но самое главное – Иран продолжает заявлять о себе как о внешнеполитическом игроке, способным стать негласным лидером своего региона.

«Почему они хотят уничтожить Исламскую Республику? Есть разные причины. Исламская Республика вывела из-под их господства этот важный стратегический регион, который полон природных ресурсов и человеческих сил. Другая причина – Исламская Республика заявила о независимости и сказала нет вымогательству»[9], – также сказал Хаменеи в своей торжественной речи.

Кажется, что Исламская республика готова продолжать бросать вызов всем своим противникам, не готовым приять того факта, что страна планирует и дальше двигаться по собственному альтернативному пути развития, построенному на религиозных особенностях Востока.

[1] https://t.me/Khamenei_ru/1601

[2] https://diletant.media/articles/27778087/

[3] https://ria.ru/20190210/1550540204.html

[4] https://diletant.media/articles/27778087/

[5] https://t.me/Khamenei_ru/1589

[6] https://t.me/Khamenei_ru/1555

[7] https://t.me/Khamenei_ru/1585

Автор статьи Чернопятова Софья

Share.

Leave A Reply