Среда, 28 февраля

Барбара Кассен: «Необходимо противостоять языковой глобализации». Цикл статей из журнала ЮНЕСКО “Курьер”

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Каждый язык — это отражение особого мировоззрения, считает французский философ Барбара Кассен. Перевод она определяет как умение иметь дело с инаковостью.

Беседу провела Аньес Бардон
ЮНЕСКО

Начнем с определений. Что значит «переводить»?

Переводить — значит проводить через, пере-водить, переносить из одного языка в другой. В 2016 году я организовала в марсельском Музее европейских и средиземноморских цивилизаций (Mucem) выставку под названием Après Babel, traduire («После Вавилона: переводить»), которая открывалась с приглашения сравнить то, как у разных народов звучал глагол «переводить». Французское traduire происходит от латинского traducere, в древнегреческом же языке точного эквивалента этому слову не было и использовалось слово ἑρμηνεύω [хэрменеуо]«толковать». В арабском языке «переводить» также значит «толковать». В древнекитайских рукописях перевод приравнивают к переворачиванию расшитой шелковой ткани: изнаночная сторона не похожа на лицевую, и тем не менее, перед вами одно и то же. На мой взгляд, это великолепная метафора. Переводя, мы переносим одно в другое, и при этом источник и результат столь близки, что, как говорил аргентинский писатель Хорхе Луис Борхес, это оригинал стремится уподобиться переводу.

У каждого языка своя сила и свое наполнение, свой дух. Вопреки тому, как описывал этот процесс Платон в своем «Кратиле», нам необходимо видеть в нем нечто большее, чем простое переодевание. В ходе него происходит изменение личности. Таким образом, перевести — значит перенести чуждое в родное, изменяя при этом и то, и другое. Как очень изящно выразился провансальский трубадур XIIвека Жофре Рюдель, это «дальний приют».

Можно ли думать на нескольких языках?

Думая на каком-то одном языке, мы неизбежно думаем на нескольких языках, вернее, относительно других языков. В Древней Греции вопрос о переводе не стоял, так как считалось, что язык всего один; понятие «логос» означало одновременно и «смысл, причина», и «слово, речь» (ratio и oratio по-латински), и «язык» — греческий. Для древних греков «логос» является универсальным понятием, определяющим сущность человечества. А тех, кто не говорит по-гречески, называют словом «варвар», которое представляет собой ономатопею, имитирующую бормотание на непонятном языке. То есть варвар — это тот, кого мы не понимаем, кто говорит не так, как я, и кто, быть может, и сам не такой же человек, как я.

Чтобы думать на своем языке, мне нужно думать и на других языках. Когда я по-французски говорю bonjour [бонжур], я говорю не то же, что «салам» или «шалом». В отличие от арабского языка и иврита, я желаю вам не мира, а всего лишь хорошего дня. Я не желаю вам ни радости, как древние греки с их приветствием χαίρε [хайре], ни здоровья, как латины с их salve. Я говорю только о дне. Таким образом, язык — это отражение особого мировоззрения.

“Любой язык — это не законченное целое, а процесс, динамика.”

Здесь необходимо уточнить, что каждый язык по определению представляет собой смешение других: чистокровных языков без единой примеси не бывает. Слова, как и мысли, находятся в постоянном движении, заимствуются, переходят из одного языка в другой, ассимилируются: любой язык — это не законченное целое, а процесс, динамика. Языки непрерывно взаимодействуют между собой.

Интерес к непереводимостям возник у меня в ходе перевода философов-досократиков. Учитывая, что синтаксис и семантика греческого языка отличаются от французского, вариантов перевода всегда несколько. «Словарь непереводимостей» свидетельствует о том, что даже в философии мы говорим и думаем словами, то есть на языках, и что универсалий, присущих всем языкам, не существует. Английское слово mind означает не совсем то же самое, что немецкое Geist или французское espritВ зависимости от того, как мы переведем на английский труд Гегеля «Феноменология духа» — Phenonomenology of the Mind или Phenonomenology of the Spirit, — мы получим две совершенно разные книги.

Непереводимое — не значит неоднозначное. Хотя в «Словаре непереводимостей» действительно много терминов, неоднозначных для других языков. К примеру, русское слово «правда» может значить не только «то, что соответствует действительности» (и в этом случае переводится на французский как vérité), но и «справедливость» (фр. justice). Однако французское слово vérité можно перевести на русский и словом «истина». Таким образом, слово vérité с точки зрения русского языка неоднозначно. И наоборот, для французского неоднозначным представляется слово «правда». Все зависит от точки зрения. Омонимия представляет одну из наибольших трудностей при переводе.

Меня интересует именно расхождение между языками, их неполное совпадение, причем не только семантическое, но и синтаксическое, грамматическое. Непереводимое — это не то, что не переводится, ибо перевести можно все, а то, что не перестают (не) переводить. Перевод — это движение. Философ Вильгельм фон Гумбольдт говорил, что ему никогда не доводилось иметь дело с языком, а только с языками — с «пантеоном», а не церковью.

Перевод также предполагает выбор. Мы переводим эти тексты, а не те, и не на любые языки, а на какие-то конкретные. Значит ли это, что в переводе тоже присутствуют отношения доминирования?

Вопрос языка — это, как ничто другое, вопрос политический. Так было всегда. Древнегреческая концепция «логоса», конечно, тоже была политизированной, и «Словарь непереводимостей» задуман как своеобразное оружие против двух явлений, угрожающих Европе. Первое из них — это языковой «национализм», устанавливающий иерархию языков. На ее вершине располагаются греческий и немецкий, которые представляются подлинными, «чистыми» языками. Вторую угрозу представляет так называемый «глобиш» (globish, от global english), международный английский язык, призванный стать «языком для всех». Однако когда мы говорим, мы не просто сообщаем информацию. «Глобиш» — язык чрезвычайно бедный, это язык экспертизы и делопроизводства. В результате его распространения языки культуры, включая и английский, которые создаются писателями и произведениями как письменной, так и устной словесности, оказываются в положении диалектов, местных наречий.

“В результате распространения «глобиша» языки культуры, включая английский, оказываются в положении диалектов.

Необходимо противостоять этой всеуравнивающей языковой глобализации. Когда я работала в Национальном центре научных исследований, я была против того, чтобы ученые, находящиеся под моим руководством, писали статьи на английском. Я просила их писать на французском, а затем обращаться к переводчикам для выполнения качественного перевода своих трудов на английский.

Для этого нужно задуматься о различиях. Изо всех сил постараться понять, что мы не понимаем. Это одна из причин, подтолкнувших нас учредить ассоциацию «Дома мудрости — Переводить» (фр. Maisons de la sagesse – Traduire), деятельность которой направлена, в том числе, на составление глоссариев по французской администрации в целях поддержки прибывающих во Францию иностранцев и их принимающих сторон. Ведь даже такое простое действие, как указание своего имени, фамилии и даты рождения, может оказаться чрезвычайно сложным. К примеру, если выходец из Мали носит имя воина или охотника, его жена взять себе это имя не может, что приводит к целому ряду проблем на административном уровне. И что следует указывать в графе «Дата рождения», если мы родом из страны с другим летоисчислением? Проблемы, встающие перед теми, кто впервые приезжает во Францию, так же стары, как и сама французская администрация. В наших глоссариях мы стремимся разъяснить эти тонкости и сделать всем задействованным сторонам своего рода культурную прививку. Перевод очень важен именно потому, что он представляет собой умение иметь дело с инаковостью.

Барбара Кассен
Филолог-эллинист, философ, член Французской академии, идейный вдохновитель действующей при ЮНЕСКО Международной сети женщин-философов, автор целого ряда книг, включая «Ода переводу» (фр. Éloge de la traduction, 2016), вдохновитель и руководитель работы над «Словарем непереводимостей» (фр. Dictionnaire des intraduisibles, 2004)

Источник: https://courier.unesco.org/ru/articles/barbara-kassen-neobkhodimo-protivostoyat-yazykovoy-globalizacii

Share.

Comments are closed.