Вторник, 16 апреля

«Предвзятая непредвзятая журналистика»: как авторы американских изданий выступают за раскрытие историй в своих статьях

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

«Это реальная жизнь, и реальная жизнь удручает! Ради Бога, происходит пандемия. Плюс: расизм! Также: изменение климата! И инфляция! Ситуация удручающая. Вы должны быть в депрессии!»[1] Знакомая риторика, не правда ли? Статистика говорит, что в последние годы многие люди отказываются от прочтения новостей, потому что они вызывают у них удручающие эмоции. Более того, даже обозреватели и журналисты с многолетним стажем работы в средствах массовой информации, признаются себе, что не могут читать новостные заметки из-за их содержания.

«Почему люди избегают новостей? Согласно опросу, они повторяющиеся и удручающие, часто сомнительного качества, и это заставляет людей чувствовать себя бессильными… Оказывается, чем больше новостей мы узнаем о событиях с массовыми жертвами, таких как стрельба, тем больше мы страдаем. Чем больше политических новостей мы поглощаем, тем больше ошибок мы совершаем в отношении того, кто мы есть. Если цель журналистики – информировать людей, где доказательства того, что она работает?»[2], – заявила Аманда Рипли в своем эссе «Я перестала читать новости. Проблема во мне или в продукте?». Ведущая подкаста Slate «How To!» отмечает, что 4 из 10 граждан США избегают контакта с заметками о случившихся событиях (прим. – исследование проведено на базе Reuters Institute в 2022 году). Связано это с тем, что большинство новостей представляют собой негативные сообщения, которые просто «не предназначены для людей»: постоянный поток удручающих сообщений может привести к массовым проблемам с ментальным здоровьем. Если раньше СМИ освещали больше негативных событий просто потому, что они чаще обращали на себя внимание, то сейчас должно быть больше материалов, вселяющих надежу в человечество, считает Рипли.

На этом фоне снова приобретает актуальность весьма неновый вопрос объективности масс медиа. О нем действительно все чаще и чаще стали говорить в последнем «ревущем» десятилетии, начавшемся с крайне знаковых событий: пандемия, расовые движения и т.п. Приобретает эта проблема новые смыслы и из-за нынешнего пересмотра «прозрачности новостей». По мнению крупных американских изданий, нынешнее «стремление к объективности» не позволяет рассказать об опыте людей, о их переживаниях в период пандемии или о пережитом опыте дискриминации. Как отмечает Леонард Дауни-младший, бывший исполнительный редактор The Washington Post, современное поколение журналистов должно учиться новой этике написания: не транслировать исключительно «голую правду», но опираться на чувственный опыт людей. Таким образом, на сцену выходит понятие «новой объективности» – подхода к освещению новостей не через факты, а через личностное восприятие людей и сообществ.

Попытки использовать новый подход к данному феномену в американских СМИ можно увидеть уже сегодня. Так, станции ABC пытаются освещать жизнь этнических сообществ путем сбора информации от местного населения. «Мы должны иметь возможность использовать голоса людей, в чьи районы мы обычно не заходим, и рассказывать эти истории с их точки зрения», – цитирует The Washington Post слова вице-президента радиостанции, принадлежащей ABC[3].

Из всего этого следует, что проблема нынешних масс медиа состоит в непрозрачности отбора новостей. Кто их формирует? Редакторы? Политическая повестка? Или, наоборот, желание издания оказаться вне ее? Все тот же The Washington Post предлагает решение этой проблемы в духе нынешних стремлений «услышать голос каждого». В материале «Редакции, которые выходят за рамки «объективности»…» высказывается идея сделать любой материал «двусторонне прозрачным». То есть, не должен вызывать сомнений сам механизм сбора новостей, а аудитория издания должна иметь возможность задать вопрос редакции и получить на него ответ. Но, проблема заключается в том, что такие механизмы и возможности на сегодняшний момент времени чаще заинтересованы использовать крупные издания. Региональные средства информации, которые переживают в США не лучшие времена, приобретают в этом случае новые вызовы своему существованию[4].

«В старой версии местных новостей было намного больше репортеров, чем в сегодняшней, и любой мог купить газету того дня на деньги в кармане. Но эти статьи в основном отражали точку зрения белого истеблишмента данного города и представляли эту точку зрения как объективную новость. Итак, старая модель была не так хороша. То, что пришло на смену, еще хуже — те же документы и подход, но меньше сотрудников», – пишет Перри Бэкон-младший для The Washington Post[5] о ситуации, сложившейся вокруг локальных СМИ.

Как же поступать современному поколению авторов? Высказываться открыто и освещать проблемы, которые затрагивают разные группы людей, к которым они принадлежат. Причем, как подчеркивает Леонард Дауни-младший, речь идет не только о гендерных или этнических, сообществах, но и о социальных.

«Разнообразие персонала редакции должно отражать охватываемые сообщества — не только гендерное и этническое разнообразие, но и разнообразие экономического, образовательного, географического и социального происхождения. Инклюзивные редакции должны поощрять своих журналистов высказываться открыто и быть услышанными своими коллегами и руководителями при принятии решений о освещении событий»[6], – отмечает в своем тексте Леонард Дауни-младший. Сейчас, занимаясь обучением студентов в Школе журналистики и массовых коммуникаций имени Уолтера Кронкайта, он постоянно говорит о том, что заслуживает внимания у людей не та журналистика, которая пытается выставить себя объективной, а та, которая может заслужить доверие.

Может ли подобный подход помочь справиться с проблемой «бегства от новостей» в США? Вопрос, вызывающий сомнения у многих экспертов. С критикой подхода выступила веб-передача America Uncovered. По мнению ее авторов, «новая объективность» лишь усугубит ситуацию с падением доверия к журналистике. Медиа не должны отворачиваться от фактов, заявил ведущий Крис Чаппелл в эпизоде «Журналисты говорят, что объективность – это плохо»[7]. Наоборот, СМИ будут заслуживать доверия своей аудитории в случае освещения нескольких позиций, без уклона в поддержку инклюзивности той или иной социальной группы.

Одержит ли одна из этих точек зрения победу в этом противостоянии? Покажет время. А завершить данную статью хотелось бы словами из заметки на эссе Аманы Рипли, которые также указывают на новый поворот в журналистской объективности в Америке. «В новостях должен быть аспект надежды — ощущение возможности. Должно быть ощущение свободы действий — что что-то, даже что-то небольшое, можно сделать для решения проблемы. Должно быть признание человеческого достоинства – без этого признания трудно понять, почему люди делают то, что они делают»[8].

Автор статьи Чернопятова Софья

[1] https://www.washingtonpost.com/opinions/2022/07/08/how-to-fix-news-media/

[2] https://www.washingtonpost.com/opinions/2022/07/08/how-to-fix-news-media/

[3] https://www.washingtonpost.com/opinions/2023/01/30/newsrooms-news-reporting-objectivity-diversity/

[4] https://www.washingtonpost.com/opinions/2022/10/17/local-news-crisis-plan-fix-perry-bacon/

[5] https://www.washingtonpost.com/opinions/2022/10/17/local-news-crisis-plan-fix-perry-bacon/

[6] https://www.washingtonpost.com/opinions/2023/01/30/newsrooms-news-reporting-objectivity-diversity/

[7] https://www.americauncovered.tv/america-uncovered-episodes/journalists-say-objectivity-is-bad

[8] https://www.washingtonpost.com/opinions/2022/07/17/why-were-not-reading-news/

Share.

Comments are closed.