Среда, 17 апреля

О вопросах разграничения дна и акватории Каспийского моря

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

В воскресенье на официальном интернет-портале СНГ была опубликована статья «Каспий: Конвенция подписана давно, а проблемы остаются» за авторством Марата Нургожаева. В ней автор рассказывает об интересах государств, которые затрагивает вопрос разграничения вод Каспийского моря, а также выражает надежду на скорое вступление в силу Конвенции о правовом статусе акватории. Далее публикуем текст статьи целиком, без внесения изменений в его содержание.

В конце января в Ашхабаде состоялось очередное заседание совместной рабочей группы по вопросам разграничения дна Каспийского моря между Туркменистаном и Азербайджаном с участием представителей профильных министерств и ведомств обеих стран.

До этого подобный переговорный процесс проходил в сентябре прошлого года, где стороны уже попытались обсудить положение проекта соглашения между двумя государствами по заданной острой проблематике, поскольку разграничение дна Каспийского моря вынесено сторонами за рамки подписанной в 2018 году Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, работа над которой велась 22 года.

Необходимо напомнить, что в данной Конвенции, сформировавшей новый правовой механизм регулирования деятельности по использованию региональной добывающей и транзитно-транспортной инфраструктуры Каспия, предусмотрены базисные принципы осуществления деятельности в области энергетики, определяющие правовой режим разведки и разработки запасов дна и недр, проведения научных исследований, прокладки кабелей и магистральных трубопроводов, а также основы обеспечения безопасности каспийской экосистемы.

Ее подписание явилось историческим событием, положившим конец многолетним спорам о разделении богатейших морских ресурсов и ставшим эпицентром для обсуждения всего мирового сообщества.

Так, по мнению The Guardian, Концепция стала дипломатической победой для России, Казахстана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана, а эксперты обозначили ее как региональную конституцию, способную создать условия для налаживания сотрудничества между странами на качественно новом уровне партнёрства, развития тесного сотрудничества на разных направлениях.

Вместе с тем Концепция не способна стать инструментом разрешения затяжных территориальных и правовых споров между странами «каспийской пятерки», поскольку предполагается, что этот сложный вопрос должен регулироваться на базе двух- и трёхсторонних переговоров соседних прикаспийских государств.

Такое соглашение подписано между Казахстаном и Туркменией еще в декабре 2014 года, и теперь Ашхабаду необходимо достичь соответствующих договорённостей с Азербайджаном и Ираном.

В частности, Иран настаивает на делении как водной поверхности, так и дна Каспийского моря на равные части, по 20% каждой стороне, что увеличит его сектор в два раза в соотношении с береговой линией.

Россия – против деления акватории Каспия, поскольку это нарушит сложившейся за 70 лет режим хозяйственного пользования водоемом. Азербайджан, Казахстан и Туркменистан придерживаются «медианного» метода раздела каспийского дна и акватории.

В этом случае Ирану достается только 14%, что Тегеран, безусловно, не устраивает, так как этот участок достаточно беден на ресурсы. Тем не менее для страны остро стоит проблема обеспечения национальной безопасности, а Конвенция способна предоставить в этом смысле определенные гарантии.

В данном контексте иранские и российские позиции полностью совпадают: обе страны настояли на закреплении в Конвенции положения о недопустимости размещения воинских контингентов и военных объектов некаспийских стран в акватории Каспия.

Стоит подчеркнуть, что США со своими сателлитами неоднократно пытались сорвать переговоры о статусе Каспийского моря, поскольку Вашингтон рассматривает этот водоем как военно-стратегический и геополитический актив для размещения американских военных баз на Каспии и обеспечения политического присутствия в регионе в целях формирования антироссийских настроений и изоляции Ирана от остального мира.

Каспий как регион для транзита центральноазиатского газа интересует и Евросоюз, который разными способами старался в обмен на отказ от Конвенции подкупить Казахстан, предлагая свои инвестиции, а также угрожал Туркменистану провокациями на границе с Афганистаном.

В свою очередь, Вашингтон постоянно расшатывает ситуацию в Иране, втягивая Азербайджан через Турцию в проекты НАТО с обещаниями в поддержке при решении «карабахской» проблемы.

Так, особенно резко негативную реакцию у Тегерана вызвали азербайджано-турецкие военные учения в сентябре 2021 года на побережье и в акватории Каспийского моря, к которым позже присоединился Пакистан. И Иран не преминул заявить о незаконности проведения подобных учений, хотя с формальной точки зрения именно Иран остаётся единственной страной, не ратифицировавшей Конвенцию.

Антироссийская истерия и небывалое в истории санкционное давление, оказываемое коллективным Западом на Россию с началом специальной военной операции российских вооруженных сил на Украине, сближают двух членов «каспийской пятерки» – РФ и Иран, который по себе знает, каково испытывать многолетнее давление западных санкций.

Этот, а также ряд других факторов дают основание надеяться на то, что в скором времени Конвенция вступит в законную силу после ратификации всеми государствами «пятерки».

Материал собрала и обработала Софья Чернопятова.

Share.

Comments are closed.