Четверг, 2 февраля

Реакция МИД на падение ракет в Польше, возможен ли ядерный конфликт и разрыв отношений с США. Сергей Рябков о диалоге с Украиной.

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Сергей Рябков о диалоге с Украиной: Они не хотят переговоров и не хотят результата

 На RTVI вышло эксклюзивное интервью с заместителем министра иностранных дел России Сергеем Рябковым. Он высказался о ситуации с падении ракеты в Польше, рассказал о возможности применения ядерного оружия и разрыве отношений с США, а также заявил о том, что Украина не хочет диалога с Россией и предположил, что на переговорах в Каире с США могут быть непрофессиональные разговоры.

О переговорах с Украиной:

  • Переговорная позиция неоднократно формулировалась нашим руководством. Мы не против переговоров с Украиной, но чем дольше процесс затягивается, тем сложнее будет выходить на договоренности. Я бы хотел добавить фразу в связи с тем, что в последнее время много разных спекуляций насчет того, существуют ли какие-либо предварительные условия.
  • Выходить на переговоры, имея перед собой предварительные условия, — контрпродуктивно. Это значит, что люди не хотят переговоров и не хотят результата. Это ровно то, что мы видим сейчас в позиции Киева. Они не хотят переговоров, поэтому они выдвигают предварительные условия. Но одно дело — предварительные условия, другое дело — позиция, которая отрабатывается. Позиция, безусловно, обеспечивающая нашу территориальную целостность в составе всех тех субъектов, которые в последнее время были приняты в РФ. Позиция, при которой нужно осуществить через дипломатические инструменты реализацию, фиксацию целей, стоящих перед специальной военной операцией, — эта позиция незыблема. Это не предварительные условия. Мы должны эту позицию реализовать в ходе переговоров.

О падении ракеты в Польше:

  • Наши противники ищут любой повод, предлог, для того чтобы усилить нажим, двигаться по пути эскалации. Наши враги абсурдно и абсолютно уперто, упрямо пытаются возложить на нас некую ответственность за произошедшее. Это вот отражение той глубины падения, в которую они сами себя завели и где они оказались. Мы говорим: если бы не было вмешательства западных стран в 2014 году в форме организации госпереворота, не было бы многого из того, что последовало. А они ведут свой отчет событийный. И я думаю, здравым смыслом здесь вообще и близко не пахнет, извините за такое слово. Но мы будем терпеливо разъяснять, в конце концов, кто несет ответственность за произошедшее и происходящее.

О возможности применении ядерного оружия:

  • Мы неоднократно отмечали, и это составляет сердцевину, ядро позиции Российской Федерации, о том, что обращение к применению ядерного оружия возможно в двух ситуациях: первая — когда против нас или наших союзников совершено нападение с использованием ядерного или других видов оружия массового уничтожения, второе — когда осуществлен акт агрессии против России с применением обычных вооружений и ситуация дошла до стадии, когда под угрозу поставлено само существование нашего государства. В других ситуациях применение ядерного оружия невозможно.
  • Риск перерастания в горячую фазу этой конфронтации недооценивать нельзя, слишком много безответственных деятелей стоит у руля в целом ряде столиц, в целом ряде столиц, которые причисляют себя к блоку НАТО, к Евросоюзу и т. д. Я уже не говорю о том, с кем приходится иметь дело в Киеве.

О переговорах с США:

  • Мы не стоим с протянутой рукой. Я хочу сказать, что диалог с американцами нам нужен не больше, чем им. Если у кого-то в Вашингтоне существуют иллюзии, что вот мы прибежим, будем говорить им «вот давайте возобновим диалог по стратегической стабильности, будем смотреть комплексно, что надо в этой сфере делать», — нет, такого не будет. Когда они дозреют, если и когда они дозреют, тогда, наверное, появится база для соответствующих обсуждений. Если не дозреют, значит, диалога не будет. Есть посольство, есть телефонные контакты для обсуждения текущих вопросов, этих вопросов тоже немало, их нельзя недооценивать. Будем пока работать так, в этом формате.

О каналах коммуникации между США и Россией:

  • Что касается каналов коммуникации, наш посол Анатолий Иванович Антонов очень активен. Он контактирует с коллегами в различных структурах США, в том числе с коллегами в госдепартаменте. Но не только в госдепартаменте. У него большая высокая медийная активность. Я хочу сказать, что между Москвой и Вашингтоном периодически происходят созвоны по телефону на соответствующих уровнях. Мы обмениваемся нотами, ведем другие формы переписки.

О назначении нового посла США в России:

  • Мы дали согласие на назначение нового американского посла в Москву. Хорошо известный дипломат, госпожа Трейси, она ранее у нас работала. Мы не знаем, когда могут состояться слушания в Сенате Конгресса США по ее утверждению, поэтому я не берусь предсказывать сроки.

О том, возможен ли разрыв отношений между Россией и США:

  • Зависит целиком и полностью от того выбора, который делают в Вашингтоне. Я ничего заранее не исключаю, но это не наш путь и не наш ход. Мы проводим свою политику последовательно, проактивно, а не реактивно, в том числе на американском направлении, руководствуясь сугубо нашими национальными интересами. В наших интересах не разрывать дипломатические отношения с США. Коммуникация нужна, диалог нужен. Если американцы в какой-то момент сочтут для себя, что это не то, что им нужно, тогда наверно дело кончится разрывом.
  • Совершенно беспрецедентен уровень русофобии в США, во всех звеньях и ветвях власти и мейнстримовых СМИ. Это мы ощущаем каждодневно. Недооценивать последствия этого тоже нельзя, но мы работаем спокойно, методично, хладнокровно, без эмоций — только так и можно работать с таким, в кавычках, извините, клиентом.

О переговорах в Каире с США и договоре ДСНВ:

  • Такого рода сессии до ковида проводились дважды в год, сейчас после продолжительной паузы мы согласовали параметры оргмодальности и сформировали повестку дня. В повестке дня есть вопросы приоритетно интересующие другую сторону, есть, конечно, и наши вопросы, которые для нас весьма важны. Нельзя сказать, что послужной список США с точки зрения выполнения договора безупречен, скорее, наоборот. Упомяну об известной проблеме выведения в одностороннем порядке из-за счета по договору американцами своих стратегических носителей, то есть, тяжелых бомбардировщиков и пусковых установок баллистических ракет подводных лодок „Trident II“.
  • Я хочу еще раз сказать, что для нас, как ответственной стороны в договоре, нет никаких закрытых тем, никаких табу — мы все обсуждаем в спокойном конструктивном ключе с американцами. И рассчитываем, что так же и они проявят себя в ходе этого очного контракта после долгой паузы. Но будет ли там, действительно, разговор профессионалов или могут и там проявиться попытки политизации и искусственной накачки „непрофильными“ сюжетами. Посмотрим.

О победе республиканцев на выборах в Палату представителей:

  • Я не думаю, что [контроль республиканцами Палаты представителей] повлияет [на курс США в отношении России и в отношении военной помощи Украине], потому что проект „Антироссия“, которым на протяжении многих лет занимаются наши оппоненты и противники в Вашингтоне, он пользуется, как принято говорить, двухпартийной поддержкой в США, и иллюзий быть не должно. В этой ситуации мы не увидим какого-то изменения американского курса, мы по-прежнему будем иметь дело с глубоко враждебной системой, которая взяла курс, и это объявлено официально, на нанесение России стратегического поражения. Недооценивать такого рода заявления нельзя и, к сожалению, они разделяются в том числе в Республиканской партии.

О том, как развивается сотрудничество Москвы со странами Латинской Америки.

  • Буквально в эти дни мы проводим серию важнейших мероприятий с нашим стратегическом партнером и союзником — Кубой. С Венесуэлой интенсивный политический диалог и контакты не прекращаются. У нас тоже до конца года будут крупные и важные мероприятия. Здесь есть твёрдое понимание того, что Москва, Гавана, Каракас — естественные стратегические союзники. Помешать углублению наших отношений, их дальнейшему укреплению никто не сможет. Это не по силам никому: ни США, ни общему коллективному Западу, если употребить этот термин.
  • Наши отношения с этими странами, с нашими ключевыми союзниками и партнерами в регионе, гораздо шире и богаче военных контактов и военного взаимодействия, и военно-технического. У нас по всему спектру: от образования и культуры до долгосрочных экономических проектов в разных областях идет развитие.

Источник RTVI

Share.

Leave A Reply