Понедельник, 3 октября

Интервью директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России В.И.Ермакова информационному агентству ТАСС, 30 апреля 2022 года

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Вопрос: На Ваш взгляд, каковы перспективы переговоров по стратегической стабильности с США? Есть ли шансы на их возобновление или возможно создание какого-то нового формата?

Ответ: По состоянию на сегодняшний день ситуация такова, что говорить о каких-либо перспективах переговоров по стратегической стабильности с США не приходится. К сожалению, все действия Вашингтона направлены в диаметрально противоположную сторону.

В любом диалоге, и тем более в стратегическом диалоге, необходимо, как минимум, наличие адекватно настроенного партнёра. На данный момент такой диалог с американской стороны формально «заморожен». Видим лишь безостановочное нагнетание антироссийской истерии и попытки использования киевского режима в качестве «расходного материала одноразового употребления» при реализации самых безрассудных американских устремлений.

К предметному разговору о перспективах возобновления полноформатного российско-американского переговорного процесса по стратегической повестке дня, видимо, получится вернуться только после реализации всех поставленных задач в рамках специальной военной операции на Украине.

Вопрос: Существует ли в текущих условиях опасность применения где-либо ядерного оружия?

Ответ: Говоря о появляющихся в нынешних условиях «опасностях», хотелось бы отметить, что странам Запада во главе с США, охваченным беспрецедентным припадком русофобии, было бы полезным сохранять чёткое осознание абсолютной недопустимости безответственной эскалации своих антироссийских действий. Необходимо всем последовательно придерживаться той логики, которая при нашем активнейшем участии была прописана в совместных документах ядерной «пятёрки», в т.ч. в январском заявлении лидеров пяти государств о предотвращении ядерной войны. Речь о подтверждении постулата, согласно которому риски ядерной войны, которая никогда не должна быть развязана, необходимо свести к минимуму, в частности, через недопущение любого вооружённого конфликта между ядерными державами. Россия чётко следует этим пониманиям. К сожалению, на иные позиции в настоящий момент скатывается западная ядерная «тройка», а с ней и вся НАТО, позиционирующая себя «ядерным альянсом». Эти страны открыто выбрали стратегию ведения прокси-войны с Россией. Подобное «балансирование на грани» чревато самыми серьёзными последствиями.

Вопрос: Когда и на какой площадке может состояться следующее заседание двусторонней комиссии в рамках Договора по дальнейшему сокращению и ограничению СНВ? Получаем ли мы какие-либо сигналы от Вашингтона по этому поводу?

Ответ: Российские и американские представители в начале года приступали к подготовке очередной сессии Двусторонней консультативной комиссии (ДКК), однако возникли сложности с определением дат встречи, и она по взаимному согласию была отложена. К этому вопросу можно будет вернуться позднее. При этом американцам уже было сказано, что Женева как площадка для сессий ДКК более не является для нас приемлемой с учётом недружественных действий швейцарского правительства по отношению к нашей стране и её руководству. Договор предусматривает возможность проведения сессий ДКК в любом приемлемом для сторон месте. Время покажет, как мы сможем урегулировать данную ситуацию. Будем готовы провести очередную сессию ДКК, как только к этому будет готова американская сторона. В любом случае взаимодействие в Комиссии не прекращается, возникающие вопросы рассматриваются в дистанционном режиме по дипломатическим каналам.

Вопрос: Обсуждается ли возобновление взаимных инспекций по контролю за выполнением ДСНВ между Россией и США? С учётом изменившейся международной обстановки насколько вероятно, что Россия и США успеют разработать к 2025 г. договор на смену ДСНВ? Имеется ли риск, что США в какой-то момент могут выйти из Договора?

Ответ: Проведение инспекций по ДСНВ было приостановлено по взаимному согласию на фоне пандемии COVID-19. Вопрос о возобновлении инспекционной деятельности, конечно же, рассматривается, но совместный вывод о нормализации санитарно-эпидемиологической обстановки сторонами ДСНВ ещё не сделан.

Говорить о выработке каких-то новых договорённостей на замену ДСНВ на данный момент не получается. Напомню, что в рамках стратдиалога с США с нашей стороны было выдвинуто предложение о выработке нового «уравнения безопасности», которое учитывало бы все факторы, оказывающие влияние на стратегическую стабильность, в их взаимосвязи. Продвигая такой подход, мы исходили из того, что он поможет создать предпосылки для конструктивного диалога, а в перспективе, возможно, и для подготовки конкретных договорённостей. Однако американцы прервали взаимодействие под предлогом событий вокруг Украины. Мы это приняли к сведению. Хотя понятно, что накопленные в стратегической сфере проблемы сами по себе не исчезнут. Очевидно и то, что в отсутствие новых договорённостей на замену ДСНВ, срок действия которого истекает в феврале 2026 г., никаких ограничений в стратегической сфере не останется.

Что касается гипотетического выхода из ДСНВ до 2026 г., то такое право сторон Договора прописано в его Статье XIV. Исходим из того, что США в этом не заинтересованы.

Вопрос: Отправила ли Москва приглашение в Вашингтон на заседание комиссии по расследованию деятельности биолабораторий США на Украине? Есть ли уже какая-либо реакция американской стороны?

Ответ: Приглашение американских официальных лиц и представителей компаний, имеющих отношение к военно-биологической деятельности, осуществлявшейся в биолабораториях на Украине при содействии США, готовится к отправке. В частности, в качестве одного из свидетелей на заседание Парламентской комиссии Федерального Собрания Российской Федерации по расследованию такой активности планируется позвать старшую замгоссекретаря США В.Нуланд.

Вопрос: Располагаете ли Вы сведениями о деятельности американских биолабораторий в других соседних с Россией странах? Имеются ли данные об их количестве?

Ответ: Под прикрытием оказания помощи в санитарно-эпидемиологической области Пентагон поставил «на поток» строительство и модернизацию микробиологических объектов во многих республиках бывшего СССР. Ввиду отсутствия верификационного механизма в рамках Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), разработку которого с 2001 г. блокируют именно США, проконтролировать порядок и степень вовлечения таких объектов в закрытые исследовательские программы американского военного ведомства не представляется возможным.

Ситуация усложняется тем, что Пентагон осуществляет военно-биологическую деятельность на постсоветском пространстве не напрямую, а через аффилированные «прикормленные» компании. Лаборатории, в т.ч. на территории Украины, формально являются национальными объектами, а не принадлежат США. Другой вопрос – кем, как, в каких целях, по каким программам и насколько транспарентно там проводятся научно-изыскательные работы. На пространстве бывшего СССР под американской юрисдикцией функционирует биолаборатория на базе Центра общественного здравоохранения им. Р.Лугара в пригороде Тбилиси. Там на постоянной основе расквартировано Управление медицинских исследований сухопутных войск США.

Наращивание американцами и их союзниками военно-биологической деятельности за пределами национальных границ на протяжении длительного времени вызывает у нас конкретные вопросы в контексте выполнения ими КБТО. С учётом трансграничного характера биологических угроз это создаёт значительные риски для безопасности как нашего государства, так и соседних регионов. Американцы, однако, упорно игнорируют наши запросы предоставить информацию о такой активности.

Вопрос: Существует ли договорённость о дате проведения 10-й Обзорной конференции ДНЯО? Сможет ли на неё приехать российская делегация?

Ответ: Даты и место проведения 10-й Обзорной конференции ДНЯО определены: она состоится в Нью-Йорке 1-26 августа с.г.

Наша делегация уже начала подготовительные мероприятия к участию в Конференции. Россия как один из депозитариев ДНЯО намерена приложить все усилия для успешного проведения форума. Для поездки российских экспертов нет препятствий за исключением тех, которые, возможно, создадут США, например, по части невыдачи въездных виз членам российской делегации.

Исходим всё же из того, что Вашингтон выполнит обязательства, которые он на себя взял в рамках соглашения о штаб-квартире ООН.

Вопрос: Как бы Вы могли прокомментировать планы AUKUS по совместной разработке гиперзвукового оружия? Какие риски международной безопасности это создаёт?

Ответ: Само по себе создание гиперзвуковых вооружений не противоречит каким-либо международным договорённостям. Однако в каждом конкретном случае встают вопросы о том, под какие задачи разрабатываются такие системы, для развёртывания в каких регионах и в каких масштабах. Ответы на них будут влиять на критерии оценки рисков дестабилизации обстановки.

Что касается стран, вошедших в объединение AUKUS, то они ранее уже заявляли о своих планах по взаимодействию в ракетной сфере, реализация которых совершенно точно осложнит ситуацию в области международной и региональной безопасности. Австралия и Великобритания, насколько можно судить, верстают конкретные программы закупки перспективных американских ракет «PrSM», которые разработчики и представители Пентагона причисляют к классу наземных ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Сами США не скрывают намерения скорейшим образом завершить и целый ряд других проектов по созданию РСМД наземного базирования для их последующего развёртывания в Европе и АТР. Появление подобных вооружений в указанных регионах дополнительно накалит ситуацию и подстегнёт гонку вооружений.

Вопрос: Как Москва оценивает перспективы восстановления Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе? Ещё недавно говорилось о том, что процесс вышел на «финишную прямую», однако очевидно, что разногласия между Вашингтоном и Тегераном препятствуют достижению соглашения. Когда могут быть возобновлены венские переговоры?

Ответ: Венские переговоры по восстановлению полнокровной реализации СВПД – это комплексный механизм взаимодействия на самых разных уровнях от политического до экспертного. С разной степенью интенсивности такие контакты в нескольких форматах продолжаются уже год. Интерес к СВПД со стороны вовлечённых в эту многоплановую работу делегаций и столиц сохраняется.

Разумной альтернативы СВПД не существует. Важно, чтобы нынешняя администрация США исправила ошибки и нарушения, допущенные её предшественниками. Вашингтон должен неукоснительно выполнять резолюцию СБ ООН 2231. Тщательно выверенный баланс интересов, на котором строилась «ядерная сделка», должен быть восстановлен, а первопричины кризисных явлений и пробуксовок в реализации СВПД – устранены. Как это сделать в целом понятно.

В дипломатии нередко бывает так, что «финишная прямая» – это самый трудный участок пути. Не видим непреодолимых препятствий в процессе «дошлифовки» восстановительного пакета. Главное, чтобы все вовлечённые стороны исходили из интересов дела, а не сиюминутной внутриполитической конъюнктуры, которая, как известно, величина непостоянная. В данном случае речь, конечно, в первую очередь о наших американских визави. Надеемся, что их заявления и дававшиеся на самом высоком уровне заверения в готовности вернуться в СВПД не останутся предвыборными лозунгами или фигурой речи.

Источник: https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1811556/

Share.

About Author

Leave A Reply