Среда, 5 октября

Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова телеканалу «Россия», Москва, 11 апреля 2022 года

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

 

Вопрос: Хотел бы спросить о тех «странных» заявлениях евродипломатов, прозвучавших со стороны ЕС относительно хода военной операции России на Украине. Глава дипломатии ЕС Ж.Боррель заявил о том, что эта война (говоря о российской спецоперации) должна быть выиграна на поле боя. Как-то это не вяжется со статусом ЕС, прежде всего, как политической и экономической Организации. Президент ФРГ Ф.В.Штайнмаер говорит, что он теперь «посыпает голову пеплом», что когда-то заявлял о возможности нормального диалога с Россией. Теперь он, наверное, не видит такой возможности. Как разговаривать с этими людьми? Как договариваться с ними?

С.В.Лавров: Это серьёзный разворот в той политике, которую ЕС и в целом Запад под руководством США (в этом нет никаких сомнений), стал проводить после начала нашей специальной военной операции. Она отражает озлобленность, остервенелость (извините за не дипломатичное выражение) которая определяется совсем не только Украиной, а тем, что из этой страны стали делать плацдарм для окончательного подавления России и её подчинения глобальной системе, выстраиваемой Западом её, несмотря на окончание «холодной войны», несмотря на исчезновение и Варшавского договора, и Советского Союза, Запад всё время близко продвигал к нашим границам вопреки всем дававшимся обещаниям не расширять НАТО, вопреки заявлениям, что мы больше не противники и многому другому. Наша специальная военная операция призвана положить конец безоглядному расширению и курсу на полное доминирование США и остальных стран НАТО на международной арене. Оно выстраивается с грубейшим нарушением международного права по неким «правилам», о которых они только теперь и твердят. Вырабатываются они от случая к случаю. В Косово без референдума можно признать независимость, а в Крыму в результате референдума, за которым наблюдали сотни объективных представителей и общественности зарубежных стран – нельзя.

В Ираке (за 10 тыс. км от США) им «померещилась» угроза своей американской безопасности. Они его разбомбили, никакой угрозы не нашли и даже не извинились. На наших границах «выращивают» неонацистов и ультрарадикалов, создают десятки биологических лабораторий по линии Пентагона, проводят эксперименты, нацеленные на создание биологического оружия. Обнаруженные документы не оставляют в этом никаких сомнений. На угрозу на наших границах, а не через океан, нам реагировать не дозволено. Вот о чём идёт речь.

Президент В.В.Путин подробно говорил, как складывались причины для принятия решения о специальной военной операции – это и восьмилетнее саботирование выполнения Минских договорённостей, сопровождавшееся ежедневными бомбардировками Донбасса, накачивание страны Украины западными вооружениями, инструкторы, которые тренировали самые экстремистски настроенные подразделения, которые потом направлялись в ВСУ и составляли костяк групп, которые сейчас сопротивляются нашей операции по демилитаризации и денацификации Украины. Это всё западная пропаганда тут же перевела в описание России как в абсолютное зло, а они, соответственно, – воплощение абсолютного добра. Нынешний украинский режим – якобы свет демократии, справедливости, свободы, тяги ко всему европейскому, к ценностям, которые Европа якобы всегда исповедовала. Последовавшая реакция показывает, что они прекрасно понимают, что речь далеко не только и не столько об Украине. Речь о том, что их доминированию далеко не все готовы подчиняться. Россия со своей историей и традициями – это одна из тех стран, которая никогда не будет занимать подчинённое положение. Мы можем быть только членами международного сообщества на равных условиях, на условиях неделимой безопасности, о которых договаривались, но они были проигнорированы нашими западными коллегами. Но то, что даже на этом беспрецедентном, агрессивном фоне сказал Ж.Боррель – это существенно меняет правила игры. ЕС никогда до сих пор не выступал, как военная организация. Да, они сейчас обсуждают свой «стратегический компас». Германия впервые в истории дополнительно выделила 100 млрд. евро на «накачивание» своих военных «мускулов», что является качественными изменениями. Этот «стратегический компас» предполагает существенное повышение военных расходов и выстраивание некой коллективной структуры, для обороны от потенциальных агрессоров. Но результат всей этой самостоятельности – нулевой, потому что всё, что делается, полностью контролируется США. Никакой самостоятельности от роли ЕС не отведено, в том числе и в тех усилиях, которые внутри ЕС предпринимаются. Они прекрасно контролируются прибалтами, датчанами, поляками, которые не позволят ЕС каким-то образом отделиться от НАТО. Наоборот будут его заталкивать в натовские сети.

Вопрос: Филиал НАТО?

С.В.Лавров: Получается. Когда глава дипломатии страны или какой-то организации (в данном случае Ж.Боррель, представляющий дипломатию ЕС) говорит о том, что конкретный конфликт может быть решён исключительно военным путём. Значит, либо у него что-то личное накопилось, либо он оговорился, либо «ляпнул», что никто ему не поручал. Это из ряда вон выходящее заявление. Будем официально подробно об этом ещё говорить в наших документах. Надеюсь, что в ближайший день-два мы это всё проанализируем.

Параллельно Вы упомянули Ф.-В.Штайнмаера, которого хорошо знаю по его работе министром иностранных дел. Сейчас он Президент ФРГ. Давая интервью, несколько дней назад, его спросили надо ли проводить международный трибунал, объявлять военными преступниками представителей российского руководства, начиная с Президента В.В.Путина, Министра иностранных дел. Он ответил утвердительно, сказав, что все, кто отвечает за военную операцию, политические решения должны нести ответственность. Это я оставляю на его совести. Думаю, что в Германии факты пробьют себе дорогу, и станет известно, кто там совершает военные преступления. И это будет определяться не на основе фейков (типа Бучи, Краматорска), а на основе тех убийственных фактов, которые предъявляем мы, наши военные обнаруживают в ходе специальной военной операции и на основе показаний людей, которые долгие годы жили на разделённом Донбассе, в отрыве от своих сыновей, оставшихся на восточной части линии соприкосновения, жили под гнётом этих неонацистов. Когда сейчас этих людей освобождают, невозможно «сыграть» чувства, которые они высказывают и выдумать тяготы, которые они описывают в жизни под контролем неонацистских и прочих «территориальных» батальонов.

Но Ф.-В.Штайнмаер сказал ещё одну интересную вещь на тему Украины как таковой. Заявил, что, будучи дипломатом, он никогда столько времени не посвящал ни одной стране, как Украине. Вспомнил, что в 2007 г., когда Германия была председателем в ЕС именно он был инициатором начала переговоров о подготовке Соглашения об ассоциации с ЕС. В 2013 г., когда начались волнения на майдане, именно он был инициатором переговоров между В.Ф.Януковичем и оппозицией. Так оно и есть. Единственное, замечу, что полуправда хуже, чем ложь. На самом деле, Ф.-В.Штайнмаер забыл о некоторых важных эпизодах, переломных моментах событий, о которых он упоминал. Во-первых, Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС предусматривало переход на нулевые тарифы по подавляющему большинству товаров. К тому времени, когда это Соглашение «созревало» в 2013 г., мы напомнили нашим украинским коллегам, что у нас с ним и тоже зона свободной торговли в рамках СНГ. А от европейских товаров у нас серьёзная защита, когда мы вступали в ВТО. Поэтому если у них появится с Европой нуль по тарифам и у нас с Украиной давно уже нуль по тарифам по большинству товаров, то к нам хлынут товары из ЕС вопреки тем договорённостям, которые мы достигли при вступлении в ВТО. Мы их предупредили, что надо сесть и решить, как эту проблему «утрясти», чтобы мы не страдали от их отношений с ЕС. Но именно тот самый ЕС, который (как говорит Ф.-В.Штайнмаер) начал по его инициативе переговоры о Соглашении об ассоциации, заявил нам, что мы тут не при чём, что они с Украиной как хотят, так и договорятся. После этого В.Ф.Янукович понял, что будет проблема и российская сторона будет вынуждена от украинских товаров на границе с Украиной выстраивать барьер. Президент Украны попросил отложить на несколько месяцев подписание, чтобы мы эти проблемы разрешили с учётом интересов Украины, России и ЕС.

Именно после этого Европа, которой так гордится Ф.-В.Штайнмайер, говоря, что Украина стремится к европейским ценностям, спровоцировала «майдан». Они подняли людей под лозунгами борьбы с В.Ф.Януковичем: дескать, он не пускает Украину в ЕС.

Ф.-В.Штайнмайер не упомянул, что был не просто инициатором переговоров между В.Ф.Януковичем и оппозицией, а участником их завершения подписанием соглашения об урегулировании. Ф.-В.Штайнмайер (от имени Германии и ЕС) вместе с министрами иностранных дел Польши и Франции поставил свою подпись как гарант этого соглашения. Наутро на его подпись «наплевали». Оппозиция разорвала соглашение, с первого дня выступила за отмену специального статуса русского языка (вопреки Конституции Украины), призвала русских «убираться» из Крыма, направила туда «поезда дружбы» с вооруженными бандитами, которые хотели штурмовать Верховный Совет. После этого был референдум. Восточная Украина полностью отказалась признавать госпереворот. Они ни на кого не нападали, но их объявили террористами и провозгласили начало антитеррористической операции.

Ф.-В.Штайнмайер забыл сказать, что Германия, Франция, Польша и весь Евросоюз показали свою полную беспомощность и отсутствие самоуважения. На их подписи «наплевали», их растоптали. Они молча стали это даже поощрять, как только поняли, что бандиты, пришедшие к власти, будут всячески помогать Западу и им манипулировать. Промолчали, когда эти люди в Одессе в Доме профсоюзов жгли десятки ни в чем не повинных граждан; когда 2 июня 2014 г. самолеты украинских ВВС бомбили центр Луганска. Просто молчали. Уже в процессе попыток урегулирования (спустя месяцы, годы) мы спрашивали: как они могли допустить госпереворот? Отвечали, что это «не совсем госпереворот». А что? «Издержки демократического процесса». Не стыдно?

Ф.-В.Штайнмайер забыл сказать про февраль 2015 г., когда он был одним из соавторов (наряду с лидерами «нормандского формата») Минских договоренностей. Сразу после подписания, фактически на следующий день П.А.Порошенко и его команда, выступая в Верховной Раде, отказались их выполнять. Называли Минские соглашения «политической декларацией», мол, никакого обязательства они не накладывают. Тогда мы единогласно утвердили «Комплекс мер» в Совете Безопасности ООН. Он стал частью международного права – обязательства наложены. Они «наложили» на них и всячески поощряли украинский режим в его дальнейшем саботаже своих обязательств.

Мы продолжали усилия по поиску компромиссов, были готовы идти на дополнительные уступки и побуждать к этому республики, с которыми Киев отказывался говорить напрямую. В качестве своей гибкой линии в какой-то момент на переговорах поддержали то, что называлось «формулой Штайнмайера». Когда мы «уперлись» в последовательность действий, что сначала – специальный статус или выборы – он предложил развязку, которая всех устроила и стала называться «формулой Штайнмайера». Через пару недель после того, как «формула» была одобрена и все её поприветствовали, она опять ушла в небытие, о ней вспоминали всуе. П.А.Порошенко, а вслед за ним и В.А.Зеленский категорически отказывались её выполнять.

По большому счету, Ф.-В.Штайнмайер второй раз за несколько лет пережил дипломатический позор для человека, считающего себя инициатором (как он гордится в том интервью) многих вещей, связанных с развитием украинского общества.

Вопрос: Можно ли говорить об изменении позиций сторон в ходе российско-украинских переговоров после провокаций в н.п.Буче и г.Краматорске и с учетом того, что «коллективный Запад», прежде всего США, делают всё для продолжения боевых действий?

С.В.Лавров: Президент России В.В.Путин неоднократно подчеркивал, что мы предпочитаем переговоры. Во время самого первого раунда переговоров, когда украинская сторона предложила, а мы согласились провести контакт делегаций, Президент В.В.Путин дал команду взять паузу в боевых действиях и проведении специальной военной операции. Когда мы убедились, что украинцы не собирались отвечать взаимностью, было принято решение, что на последующие раунды переговоров не сделаем никаких пауз, пока не будет достигнута и подписана окончательная договоренность.

Провокации возмутительны. По н.п.Буче наши военные предъявили как хронологические аргументы, так и видеоматериалы (извините за подробности – с положением трупов и с их внешним видом). Было предъявлено всё, что только можно. Не знаю, как взрослые люди, если они серьезно думают о себе как о политиках, дипломатах, могут пытаться говорить обратное, ничем не подкрепленное.

Обратите внимание, если ситуацию в н.п.Буча несколько недель продолжали каким-то образом «обыгрывать», то по г.Крамоторску быстро замолчали. Были предъявлены доказательства в тот же день, баллистические факты и целый ряд других, в том числе отсутствие у нас на вооружении «Точки-У». Провокации еще будут.

На днях Министерство обороны и Национальный центр управления обороной России предъявляли разведданные, раскрывающие планы украинского режима при прямой поддержке западных спецслужб устраивать новые провокации: с химическими веществами, инсценировки массовых казней, захоронений. Провокации будут. Нам надо на них отвечать фактами. Наш самый главный аргумент – происходящее «на земле».

Не вижу причин, по которым не можем продолжать переговоры. Хотя украинская сторона каждый раз изворачивается на 180 градусов. Отвергает то, что только что сама предлагала.

Мы люди терпеливые и настойчивые.

Вопрос: В каких условиях сейчас работают наши дипломаты в недружественных странах, в штаб-квартире ООН? Видим, как угрожающими темпами нарастает русофобия. Поступают угрозы, люди находятся со своими семьями и детьми за границей. Не пришлось ли усилить охрану для сотрудников? Как сейчас на фоне нарастающей русофобии защищать права наших соотечественников?

С.В.Лавров: Дипломаты живут и работают в непростых условиях. Есть атаки, фактически террористические акты против наших учреждений, их физической безопасности. Но дипломаты более менее обеспечены статусом. Часто не рекомендуем выходить в город в одиночку.

Больше всего нас волнует положение соотечественников, граждан, просто русских, живущих за границей. На них происходят регулярные физические нападения. Знаю, что это обсуждается в западных столицах, на совещаниях западных посольств в Москве. Есовские послы периодически собираются. Некоторые наши хорошие знакомые рассказывают, что на совещаниях послов Евросоюза в Москве выражается серьезная обеспокоенность тем, что происходит с проявлениями русофобии в Европе. Мол, это неправильно, портит образ Евросоюза. Я бы сказал, не портит, а дополнительно делает его таким, какой он есть.

Скорость, мгновенность, с которой была запущена русофобская «волна», говорит о том (как написал один из американских исследователей), что «латентный расизм» из Европы никуда не девался. Так же, как А.Гитлер мобилизовывал свое общество и другие европейские страны в частности против евреев (славян он тоже не забывал). Сейчас русские – это команда «фас». Слетел «лоск», исчезли все условности, политкорректность. Ничего уже нет.

Украинские деятели заявляют, что «хороший русский – мертвый русский», а любой другой – «плохой». Министры говорят, что Европа должна дискриминировать всех русских, подвергать остракизму, дескать, сейчас некогда разбираться, за или против В.В.Путина конкретный человек. Просто говорят открытым текстом.

Это серьезные вещи. Будем применять все имеющиеся правовые способы защиты наших граждан. Работает Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. В основном он связан с возможностью нанять адвокатов для людей, оказавшихся за границей. Резко увеличиваем его финансирование.

Это большая проблема. Будем говорить на эту тему.

Источник: https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1808917/

Share.

About Author

Leave A Reply