Среда, 1 февраля

Выступление заместителя руководителя делегации Российской Федерации, заместителя директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России К.В.Воронцова в ходе тематической дискуссии по разделу «Обычные вооружения» в Первом комитете 77-й сессии ГА ООН, Нью-Йорк, 20 октября 2022 года

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Уважаемый господин Председатель,

Российская Федерация последовательно призывает к дальнейшему укреплению режима Конвенции о «негуманном» оружии (КНО) путём универсализации Конвенции и Протоколов к ней, а также добросовестного выполнения их положений. Приветствуем результаты Шестой Обзорной конференции КНО.

Положительно оцениваем итоги работы Группы правительственных экспертов (ГПЭ) государств-участников КНО по смертоносным автономным системам вооружений (САС) в 2022 г. Группе удалось принять доклад с содержательными выводами и рекомендациями и тем самым заложить основу для дальнейшего обсуждения САС в рамках Конвенции, являющейся для этого оптимальной площадкой.

В целом придаем большое значение данной проблематике. Наглядным свидетельством того стало принятие 26 июля с.г. Концепции деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации в сфере разработки и применения систем вооружений с использованием технологий искусственного интеллекта. При этом исходим из того, что нормы международного права, включая международное гуманитарное право (МГП), достаточны и в полной мере применимы к данным системам вооружений.

Ход дискуссии по проблематике применения в густонаселённых районах боеприпасов взрывного действия (БВД) находится также в фокусе нашего пристального внимания. Считаем, что решение связанных с применением БВД проблем лежит исключительно в плоскости добросовестного выполнения уже существующих норм МГП.

В последние годы междисциплинарная и многоаспектная проблема самодельных взрывных устройств (СВУ) приобрела острый характер. Именно СВУ, изготовленные на основе боеприпасов различного типа, являются основной причиной потерь среди военнослужащих и гражданских лиц и представляют серьёзнейшую опасность для мирного населения в силу целого ряда обстоятельств. Их кустарное производство серьезным образом затрудняет обнаружение и ликвидацию СВУ, а также делает непредсказуемыми их функционирование и последствия применения. Срабатывание СВУ в постконфликтный период возможно не только от непосредственного воздействия человека, но и по другим причинам природного и техногенного характера.

Исходим из необходимости экспертного обсуждения данной проблематики в рамках Дополненного протокола II КНО. Однако хотели бы также предостеречь государства-участники от попыток расширенной трактовки мандата КНО по самодельным взрывным устройствам. Любые предложения по дальнейшей работе по СВУ должны, прежде всего, соответствовать предмету и целям Конвенции. Поддерживаем идею регулярного обновления компиляции существующих руководящих принципов, «наилучших практик» и других рекомендаций, направленных на решение проблемы утечки или незаконного применения материалов, необходимых для изготовления СВУ.

Уважаемый господин Председатель,

В контексте соблюдения КНО осуждения и реакции со стороны международного сообщества требуют преступные действия киевского режима против населения Донбасса. Количество ежедневных нарушений украинскими формированиями норм и принципов международного гуманитарного права, в т.ч. размещение тяжёлого вооружения в жилых зонах, использования гражданских лиц в качестве «живого щита» и объектов гражданской инфраструктуры в военных целях, свидетельствует об абсолютно осознанном применении антигуманной тактики ведения боя в нарушение МГП.

Фиксируем факты целенаправленного минирования украинскими вооруженными формированиями обочин дорог, проселочных троп, мостов, плотин, территорий вокруг жилых домов, образовательных и медицинских учреждений. Украинские силовики за несколько лет в буквальном смысле засеяли поля противотанковыми и противопехотными минами, зачастую в сельхозугодьях и объектах сельскохозяйственного назначения. Наиболее вопиющий пример – минирование противопехотными минами ПФМ-1 «Лепесток» целого ряда населённых пунктов и городов Донбасса. Еще одним вопросом, заслуживающим внимания, является создание Украиной минной опасности для судоходства в Чёрном море.

Всё вышеперечисленное является прямым нарушением базовых положений МГП, включая Дополненный протокол II КНО. Одновременно Киев нарушает и Конвенцию о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении (КЗПМ), участником которой является. Призываем государства-члены ООН воздействовать на украинские власти (в т.ч. на площадке КЗПМ) и принять действенные меры по недопущению тяжелых гуманитарных последствий его действий для гражданского населения.

Уважаемый господин Председатель,

Придавая большое значение проблематике незаконного оборота обычных вооружений, выступаем за более эффективную реализацию Программы действий ООН по предотвращению и искоренению незаконной торговли легким и стрелковым оружием, призванной купировать переток оружия в нелегальный оборот. Безусловно, такая работа требует скоординированных усилий всего международного сообщества при сохранении центральной роли ООН.

Наряду с этим уделяем повышенное внимание Регистру обычных вооружений ООН как одному из основных механизмов транспарентности и обеспечения международной безопасности посредством отслеживания и выявления дестабилизирующих накоплений оружия в тех или иных регионах мира. В то же время с настороженностью относимся к попыткам ряда стран расширить сферу охвата Регистра, принимая во внимание уже имевшие место прецеденты, когда этот механизм был использован в несвойственных его предназначению целях, в т.ч. при определении параметров оружейного эмбарго, вводимого по линии СБ ООН.

По-прежнему полагаем нецелесообразным присоединяться к Международному договору о торговле оружием в его нынешнем виде, участвовать в проводимых под его эгидой официальных мероприятиях даже в качестве наблюдателей. При этом исходим из того, что установленные Договором стандарты существенно ниже российских. Кроме того, серьезные вопросы вызывает и применение Договора на практике. Недопустимо, когда его отдельные участники продолжают напрямую или опосредованно поставлять продукцию военного назначения в зоны вооруженных конфликтов.

Благодарю за внимание.

Share.

Leave A Reply