Вторник, 24 мая

Интервью заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова информационному агентству ТАСС, 13 апреля 2022 года

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

 

Вопрос: Ранее США ввели в отношении России новый пакет санкций, который включает в себя, в частности, запрет на новые инвестиции в российскую экономику. Как сильно подобные меры ударят по экономике нашей страны? Какой ответ последует с российской стороны?

Ответ: В Вашингтоне с маниакальной настойчивостью штампуют антироссийские рестрикции, количество санкционных волн давно перевалило за сотню. Мало того, что американцы, говоря простым языком, рейдерски захватили размещенную в банках США часть российских валютных резервов, нам еще пытаются предписать, чтобы платежи по госдолгу осуществлялись из экспортной выручки, не скрывая цели истощить наши запасы валюты.

Ранее, напомню, были запрещены любые вложения в российские государственные ценные бумаги. Именно перекрытие каналов для американских и западных инвестиций рассматривается как один из инструментов, призванных спровоцировать дефолт.

При этом в США, похоже, готовы жертвовать интересами собственных компаний, занимавших лидирующие позиции по капиталовложениям в российскую экономику. По официальным оценкам, накопленные инвестиции корпораций из США достигали 3,2 млрд долл., а по неофициальным подсчетам, осуществленные через третьи страны вложения превышали 80 млрд долл. Отечественный фондовый рынок был для них одним из самых привлекательных и доходных.

Тем не менее здравый смысл и экономическая выгода приносятся в жертву сиюминутным политическим целям. Впечатление такое, что продемонстрированная нашей экономикой устойчивость, эффективность мер по стабилизации курса рубля на фоне инфляции в самих США, не говоря уже о росте цен и нехватке базовых товаров в европейских странах-сателлитах, попросту выводят Белый дом из себя.

Речь не только о нервирующем Вашингтон нашем требовании к европейцам платить за газ в рублях. Раздражает наша спокойная сосредоточенность на решении задач стабилизации и обеспечения устойчивого функционирования экономики в условиях беспрецедентного внешнего давления. Вопреки «предсказаниям» и ожиданиям, в которых на Западе себя убедили, что русские сдадутся, мы реально поддерживаем отечественного производителя через «импортовытеснение» и расширение свободы предпринимательства, помощь особо уязвимым группам, насыщение рынка товарами, оказание необходимого содействия отдельным секторам.

Санкции стимулируют возрождение российской промышленности, обеспечивают нашему сельскому хозяйству благоприятные условия для дальнейшего роста с целью выйти на полную продовольственную самодостаточность. Россия остается в числе лидеров в области высоких и передовых технологий. Наше развитие можно, конечно, осложнить, но остановить его Вашингтону не под силу.

Сказанное не означает, что Россия закрывается от внешнего мира. Мы по-прежнему открыты для диалога с американским бизнесом. Многие компании сейчас размышляют – уйти под прессингом наших недругов или остаться на российском рынке. Это их выбор, насильно никого не держим. Предпринимаем, однако, необходимые меры для того, чтобы, несмотря на решение некоторых бизнес-структур покинуть нашу страну, их предприятия продолжали работу. Благополучие граждан России страдать не должно.

Вопрос: В Вашингтоне также не исключили возможность сокращения штата сотрудников российских диппредставительств в США, как это было сделано ранее в ряде стран Евросоюза. Как в Москве оценивают такие перспективы? Насколько вероятно, что Россия и США понизят уровень дипломатических отношений? Или такой вариант сейчас не рассматривается?

Ответ: Действительно, излюбленным методом «наказания» Москвы у американских властей, наряду с введением всевозможных санкций, стали высылки российских дипломатов. Они все чаще прибегают к таким провокационным приемам под надуманными предлогами, параллельно поощряя европейских союзников предпринимать аналогичные меры.

Однако даже в Вашингтоне, похоже, усвоили на рефлекторном уровне, что продолжение практики высылок, на которые неизбежно следует наказание на основе взаимности, ведет лишь к обескровливанию американской дипломатической миссии в Москве. Разумеется, нельзя исключать, что нынешняя Администрация вновь «выстрелит себе в ногу», несмотря на декларируемое стремление сохранить дипприсутствие в России. Но мы готовы и к такому развитию событий, раз американская сторона сама поставила двусторонние отношения на грань полного обрушения. Повторю, что это не наш выбор, однако если придется, будем действовать соответственно.

Вопрос: Судьба переговоров с США по СНВ-3 и гарантиям безопасности. Остаются ли эти форматы актуальными?

Ответ: В контексте действующего Договора о СНВ (или, как вы сформулировали, СНВ-3) никакого переговорного процесса не требуется. В его рамках Россия и США осуществляют взаимодействие в Двусторонней консультативной комиссии, которая представляет собой технический орган, где рассматриваются возникающие вопросы в связи с выполнением принятых обязательств. Ее работа должна продолжиться вплоть до завершения срока действия Договора, продленного до февраля 2026 г.

Что касается консультаций с американцами о согласовании возможной новой договоренности или договоренностей в сфере стратстабильности, а также переговоров по гарантиям безопасности, то США отказались от дальнейшего диалога под предлогом событий вокруг Украины. Мы приняли это к сведению. Однако проблемы в стратегической сфере сами по себе никуда не денутся. Россия остается открытой к поиску конструктивных решений по комплексному урегулированию имеющихся проблем на основе принципа неделимости безопасности.

Вопрос: Поддерживаем ли мы контакты с США по ситуации вокруг Украины, в том числе по биолабораториям? Возможно, их запрашивала американская сторона. А также ранее в Госдуме заявили о запуске процедуры приглашения Нуланд в Россию по делу о биолабораториях. Началась ли практическая проработка такого визита? Получен ли сигнал от США?

Ответ: В условиях безоглядной поддержки Вашингтоном воинствующих устремлений киевского режима с его масштабной накачкой современными вооружениями какие-либо полноформатные контакты с Администрацией США по ситуации вокруг Украины представляются бессмысленными. Вместе с тем выводим американцев и других западников на понимание того, что попытки замедлить нашу спецоперацию, нанести максимальный ущерб российским контингентам и формированиям ДНР/ЛНР будут жестко пресекаться. Предупреждаем, что американо-натовские транспорты с вооружениями, следующие по украинской территории, нами рассматриваются в качестве законных военных целей.

Наращивание американцами и их союзниками военно-биологической деятельности за пределами национальных границ на протяжении длительного времени вызывает у нас конкретные вопросы в контексте выполнения ими Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружии (КБТО). Рассматриваем вскрывшиеся факты такой активности на территории Украины при поддержке США как нарушения статей I и IV КБТО. С учетом трансграничного характера биологических угроз это представляет значительные риски для безопасности как нашего государства, так и всего региона.

Ведущую роль в финансировании и проведении большинства исследований военно-биологического характера играло связанное с Пентагоном Агентство по уменьшению военной угрозы. Согласно полученным Минобороны России документам, на протяжении последних лет на территории Украины действовало порядка 30 объединенных общей программой лабораторий, в которых велись работы по сбору возбудителей особо опасных болезней, биоматериала местного населения, проводились другие исследования инфекций человека и животных. Все разработки проходили под руководством американских военных биологов.

Проведенные по российским запросам 11 и 18 марта с.г. заседания СБ ООН, а также неформальная встреча «по формуле Арриа» 6 апреля с.г. продемонстрировали, что США и их союзники не могут ответить по существу поставленных нами вопросов. Нет реакции и на наши призывы предоставить всю информацию о военно-биологической активности США в лабораториях на территории Украины и на других объектах за пределами их национальных границ. Это подтверждает обоснованность наших опасений.

Не исключаем возможность задействования механизмов статей V и VI КБТО, в соответствии с которыми государства-участники должны консультироваться друг с другом в решении любых вопросов в отношении целей Конвенции или в связи с выполнением ее положений, а также сотрудничать в проведении любых расследований возможных нарушений обязательств по КБТО.

Представленные российской стороной вопросы относительно американской военно-биологической деятельности на Украине могла бы прояснить ст.замгоссекретаря США В.Нуланд, курирующая это направление. Ее приглашение на заседание недавно созданной у нас профильной парламентской комиссии прорабатывается.

Источник: https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1809206/

Share.

About Author

Leave A Reply